мир удивителен

Бессоница

опять бессонницы поленница
вокруг кровати ждет костра
и простыня привычно пенится
в предвосхищении утра

а ты всё маешься всё мечешься
всё ищешь то чему не быть
черешен ли нетленных в вечности
души ли вставшей на дыбы

осколки слов мелодий крапины
сплетают свой ночной узор
но все не слажены не складены
не сыграны – один раззор

и что-то простучаться просится
то что тебе важней всего
но гаснет в той разноголосице
и снова нету ничего
шляпа

Философское

Ко мне снисходит суть вещей,
Как дождь сквозь сито.
Я много хлеба съел и щей,
И стал я сытым.

А если бы сидел, как сыч,
Не евши хлеба,
То вряд ли наступила сыть,
Я б сытым не был.

Вот так нас выделяет мысль
Средь всех созданий
И из низин возносит ввысь -
К вершинам знаний!
шляпа

Джек Прилуцкий. СПАГЕТТИ

Спагетти! Спагетти!
Вы – просто улёт!
Я лопать могу вас
Весь день напролёт!
О, дай мне добавки!
И соус утрой!
Отрою спагетти
Под сырной горой.

Вы вьётесь, снуёте
В тарелке моей,
Всего вы, спагетти,
На свете вкусней!
Всегда вам, спагетти,
Я сказочно рад!
Спагетти! Спагетти!
Вы – просто отпад!


Collapse )
шляпа

Физики

Гей, Люссак, как пить ты станешь,
Так про свой забудешь газ,
Планку, разве он товарищ?
Зафигачишь квантом в глаз.

А зануде Резерфорду,
В альфы он пробился – ишь!
Ты набьёшь по пьянке морду
И в омегу превратишь.

Гейгер – тот еще начётчик,
Ядра щёлкает – прикол!
Ты поставь его на счётчик:
«Слышишь, Гейгер? Счёт пошёл!»

С бабой замутить охота -
Вон мерцает! Но смотри!
Видно крепко курит что-то
Натощак Мари Кюри.

Ну а если Пётр Капица
В долг попросит от щедрот,
Не давай ему напиться,
Пусть свой жидкий гелий пьёт.

Не с кем выпить, грустно что-то,
В баре – твари, гам и дым…
Встретишь Бойля-Мариотта
И законно выпьешь с ним.
на выставке

О судьбе

Гордый чайник среди чашек
Раздувается, сияет,
Паром, как плюмажем, машет,
Поклонения алкая.

Так петух, крикливый, вздорный,
Гребешком трясет спесиво
Среди курочек покорных,
Квохчущих: «Какой красивый!»

Станет Петя супом смачным,
Чайник носик обломает…
Но пока что – как удачно! –
Оба ничего не знают.
шляпа

Уистен Хью Оден. ПЕСНЯ ЛЮДОЕДОВ-ВЕЛИКАНОВ

Это стихотворение Одена Джек Прилуцкий включил в составленный им сборник поэзии для детей, как написал мне мой американский друг, приславший его.
Сомневаюсь, что этот страшный стишок подходит маленьким детям, разве что подросткам. которые любят жуткие истории и чёрные стишки. Мы в наши 14-15 очень любили :)
Но при этом текст так здорово сделан, что меня руки зачесались его перевести.

Милый мальчик, быстрый, прыткий,
Не теряй свои пожитки.
Страшно?
Ну беги, дружочек, к маме,
Мы тут разберёмся сами –
С каждым.

Деток рыцари спасают,
А злодеев, негодяев
Бьют,
И счастливые развязки
У историй. Это в сказках –
Не тут.

Те, кто был здесь, смелый, рьяный,
Пусть с могучею охраной –
Мертвы.
Все нам стали вкусной пищей,
Их следов теперь не сыщешь –
Увы!

Думал ты спастись от жути?
Зря! Мы шуточки не шутим
Никак.
Брось надеяться, икая,
Время, мальчик, истекает –
Тик. Так.


SONG OF THE OGRES
by W. H. Auden

Little fellow, you're amusing,
Stop before you end by losing
Your shirt:
Run along to Mother, Gus,
Those who interfere with us
Get hurt.
Honest Virtue, old wives prattle,
Always wins the final battle.
Dear, Dear!
Life's exactly what it looks,
Love may triumph in the books,
Not here.

We're not joking, we assure you:
Those who rode this way before you
Died hard.
What? Still spoiling for a fight?
Well, you've asked for it all right:
On guard!

Always hopeful, aren't you? Don't be.
Night is falling and it won't be
Long now:
You will never see the dawn,
You will wish you'd not been born.
And how!
профиль

Джек Прилуцкий ТАК СТРАННО, ЧТО ПАПА СЕРДИТ ПОСТОЯННО

Так странно, что папа сердит постоянно,
с чего, не могу я понять?
Он вряд ли серчает на ос в его в чае,
на порох, попавший в кровать.

В туфле мышеловка защёлкнулась ловко,
но, право же, это пустяк,
ну жвачка на стуле, ну пули в кастрюле,
ну клей, залепивший стульчак.

На галстук так мало варенья попало
и несколько кнопок в рагу,
и странно, что папа сердит постоянно,
с чего, я понять не могу?

Collapse )
профиль

Джек Прилуцкий. ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ

Домашка! Домашка!
Ты – гадость! На раз
тебя б я с восторгом
спустил в унитаз!
Меня, вражья сила,
ты бьёшь наповал!
Я атомной бомбой
тебя бы взорвал!

Чем делать тебя,
я с охотой готов
купаться с акулой,
гулять среди львов,
глотать рыбий жир
и постель убирать,
и сто дикобразов
по-братски обнять.

Домашка! Ты – мрак!
Порождение школ!
Какой инквизитор
Тебя изобрёл?
Исчезни – спляшу я,
От счастья трубя!
Домашка! Как я
ненавижу тебя!
Collapse )
профиль

Джек Прилуцкий. МОИ ДРУЗЬЯ

Мой первый друг – зараза Энн,
она мне глаз подбила.
Второй мой друг – паршивый Бен,
мне в кашу сунул мыло.
Мой третий друг – вонючий Роб,
он пнул меня в коленку.
Четвертый друг – гадюка Боб,
швырнул меня об стенку.

А пятый друг мой – гнусный Пит,
он дразнится обидно.
А друг шестой мой – Бет – вопит
и щиплется, ехидна.
Седьмой мой друг – Джером, свинья,
не дал мне шоколада.
Вот это все мои друзья,
и больше мне не надо.



Collapse )
мир удивителен

Свои стихи и переводы

Стихотворных переводов у меня немного: полтора десятка с английского, столько же с иврита, сколько-то с польского (не очень удачных, первый опыт).

Но захотелось сравнить процесс написания своих стихов с переводами – я только о себе, если что. По моим ощущениям, это противоположные занятия.

Собственные стихи – это выслушивание чего-то из потока, одновременно несущегося снаружи и внутри тебя, вглядывание, вслушивание – «не это, не это, почти это, но не совсем – вот оно!» Это странное, напряженное, как струны, но очень при этом легкое и счастливое состояние. Время исчезает, сколько прошло – десять минут, четыре часа, день? Смотри-ка, уже стемнело. Это не работа, это выпадание в другое измерение. Если отвлекся и не дослушал, вернуться почти невозможно. Чем-то писание стихов сродни мастерству акварели – успевай, пока лист влажен, не отвлекайся. Отвлекся – засохло.

Перевод – это труд, интересная задача, которую надо решить. При этом из этого уравнения ты убираешь себя. Это тоже не очень просто: когда бормочешь сотню раз стихотворение автора, чтобы прочувствовать его вкус и ритм, тебя просто тянет в соавторы!
Так, когда я переводила прелестный стишок Джека Прилуцкого о носе, который мог бы осложнить жизнь человека, если бы он рос в другом месте тела, я тут же сочинила:

А если б рос на попе он,
То ты бы стоя спал, как слон.

Замечательно, но в оригинале такого нет, а значит – пошли вон, контрабандисты!

Убираешь себя, свои идеи, мысли. Пересказываешь чужое стихотворение на своем языке, стараясь максимально сохранить музыку, размер, манеру, и при этом, чтобы звучало легко, естественно на русском. Пытаешься создать иллюзию у читателя, что он знакомится не с тобой, а с поэтом на языке оригинала.
Это работа, кропотливая сборка наиболее подходящих частей конструкции. День, неделя, две. Откладываешь спокойно, возвращаешься к тому же месту в другое время и продолжаешь составлять и отлаживать. Этим очень хорошо заниматься, когда не пишется своё.