July 1st, 2015

шляпа

Как виделся пушкинский «Пророк» в мои шесть лет. Или о вреде раннего чтения.

В детстве я боялась этого стиха, очень уж зримая страшная картинка вставала перед глазами.

«Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился»

Как-то упускала малопонятное слово «духовной» и видела мертвую безводную Сахару (не ходите, дети, в Африку гулять!) и тощего человека, страдающего от жажды. Смуглый, бритый (и череп голый, никакой не Пушкин, никаких бакенбард) в жалкой тряпке, обмотанной вокруг грязного тела.

«И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился».

Шестикрылый серафим представлялся жутким: темно-синие, почти черные крылья, серое (от СЕРАфима?) злое личико с длинным носом, оканчивающимся пятачком. И руки с когтями.

Collapse )