October 30th, 2017

она же

30 октября – день памяти жертв политических репрессий

Прежде я писала о своем деде, Николае Ивановиче Богомякове, отсидевшем в лагерях и ссылках 25 лет жизни.

А сегодня я вспомню бабушку, Рахиль Тропп - что пришлось пережить членам семей «врагов народа». Дед был директором ленинградской Электросилы и отлично понимал, что волна арестов должна накрыть и его, тем более, что был он уже на заметке у власти за ошибочную кадровую политику: пригрел у себя на Электросиле несколько социально чуждых элементов с дворянским происхождением. Дед был умен, энергичен, он сбежал на крайний Север и стал работать в школе. Но Большой Брат обнаружил его и там, правда, загребли не в 37, а в 38.

Бабушка осталась одна с двухлетней дочкой, моей мамой. И началась та жизнь жены заключенного, наполненная чудовищным одиночеством. Ведь скрывать факт посадки мужа надо было и в школе, где она преподавала немецкий язык, чтобы не уволили. И дома – чтобы не прознали злобные соседи по коммуналке. И от дочки – мама до 12 лет была уверена, что отец пропал без вести на фронте. Ни с кем нельзя поговорить, никому не пожалуешься, не поплачешь, не расскажешь то, что разрывает нутро! Всё в себе.

Collapse )