January 20th, 2019

мир удивителен

Старушки

В просвет между дождями, на подсушенную слабым зимним солнцем скамейку, из своих ледяных квартирок сползаются старушки в мохеровых шапочках. Они усаживаются рядком в установившемся порядке, не менее строгом, чем расстановка во времена оны ондатровых пирожков на Кремлевской стене во время парада.

- Берта Моисеевна, вы не видели Александру Яковлевну?
- Нет, Эсфирь Исааковна, боюсь, не заболела ли она.

Стуча палочкой, подходит Александра Яковлевна и втирается на своё место между Раисой Давыдовной и Миррой Львовной.

Старушки обмениваются монологами, вежливо вступая только после того, как соседка останавливается, чтобы перевести дух.

Раиса Давыдовна свой слуховой аппарат всегда оставляет дома - так соседки ей не мешают говорить без пауз.

Старушки беседуют о музыке и политике, обсуждают вчерашний эпизод длиннющего сериала о запутанных любовных отношениях. Иногда ввинчивают ивритские слова.

- Тахана маркизет...
- Моя никайонщица...

Старушки хвастаются детьми, разлетевшимися по Земному шару. Гордо показывают фотографии внуков, растущих где-то в Канаде, Австралии, Японии, США. С внуками нет возможности поговорить - нет ни одного общего языка, но они прекрасны и гениальны.

Пообщавшись, старушки расходятся по домам. Там у них всегда включен Скайп, они не умеют его выключить. И потом, вдруг он или она позвонит и спросит:

- Как дела, мама?