February 7th, 2020

мир удивителен

Мать-ехидна

Дети – это счастье. А также наша боль, вина, недоумение… Нет, я не буду обо всех, это неправильно, я только о себе.

Когда рождается ребенок, происходит грандиозное изменение в планетарной системе твоего мира, приходит такой Коперник и переворачивает всё. До того ты был центром своей жизни. Радовался, переживал, познавал, страдал, любил, творил. Вокруг тебя вертелись твои друзья, любимые, враги, заботы, огорчения и победы.

А тут, держа в руках это крохотное существо, ты понимаешь, что всё мгновенно изменилось. Оно – в центре твоей Вселенной. А ты, со всеми твоими желаниями и переживаниями – на орбите его существования.

В «Анне Карениной» есть гениально точное наблюдение. После долгих родов Кити, когда Левин метался в ожидании, он увидел своего первенца. И первым «было сознание новой области уязвимости».

Да, страх, многочисленные страхи, сменяющие друг друга за этого человечка – неизменные составляющие того счастья, которое ты испытываешь рядом с ним. И еще, да, твоя уязвимость. Через него тебя можно достать и уничтожить, это самое слабое место в той защите, которое ты выстроил против хищного интереса зла к тебе.

Хлопоты, тревоги и радости вокруг младенца – это только начало, самое простое. А он растет, молниеносно меняется, в нем углубляется сознание. И при всей своей генетической наследственности и внешнем сходстве – он не ты. А совершенно незнакомая планета, сходство только обманывает. И чем дальше, тем он сложнее, в нем просыпаются страхи, тревоги, мечты, желания, планы, надежды. Он всё больше вступает в контакты с социумом, и социум его меняет и пытается обломать, подмять под себя.

И тут остро требуется твоя помощь, о которой он не просит чаще всего. И вообще, познание этой неизвестной планеты, ее климата и законов требует твоего максимального внимания. Более того, если ты что-то понял в своем ребенке, то это быстро теряет ценность, потому что он растет и меняется стремительно. И то, что тревожило его вчера, сменилось сегодня совсем-совсем другим.

Но ты, которому стоило бы не спускать глаз и постоянно изучать этот мир, не можешь этого. Потому что ты занят. Ты занят нормальными и необходимыми вещами – работой, выживанием для себя и ребенка, сотней тысяч вопросов и проблем, которые ты должен решить и одолеть. Особенно в новой стране, добавлю я. И ты неизбежно упускаешь то многое и важное, что происходит с твоим ребенком. Не можешь не упустить. И вот уже тебя встречает не вчерашний малыш, который радостно мчался к тебе и прыгал на тебя, обхватывая ногами, а хмурый подросток, который глядит в сторону, раздражается от любого вопроса и скучно бубнит, что у него всё в порядке. У него к тебе, матери-ехидне, столько претензий, и многие из них справедливы.

Потом это понемногу рассасывается. Твой ребенок растет, мужает, уже сам, без тебя, одолевает множество трудностей, ощущает вкус успеха, радость полноценности своего мира, в центре которого он находится. Через это начинает относится к тебе снисходительно, покровительственно и заботливо. И многое уже тебе прощает – не потому, что понял, а потому что он уже большой и сильный, а ты – что с тебя взять? – мать-старушка.

Но он обязательно что-то поймет, когда ощутит, что центр его Вселенной сместился на крохотное беспомощное существо, а у него появилась огромная область уязвимости.