tarnegolet (Татьяна Разумовская) (tarnegolet) wrote,
tarnegolet (Татьяна Разумовская)
tarnegolet

Язык... как много в этом слове...

old_greeb своим вчерашним постом соблазнил меня подвесить текст, написанный несколько лет назад к юбилею Леонида Хаита и его театра.

К юбилею театра «Люди и куклы» и режиссера Леонида Хаита

Когда мы приехали в Израиль в январе 1988 года, это была совсем другая страна. Легендарное было время. Русскую речь на улице тогда невозможно было услышать даже в Ашдоде и Бат-Яме. В телевизионных новостях ревностно отмечали, что в этом месяце в Израиль прибыло восемь семей репатриантов, и это на целых три семьи больше, чем в прошлом месяце! Издавалась одна единственная газета на русском языке "Наша страна".
Я помню, как, впервые открыв ее, я была ошарашена фразой, с которой начинался какой-то рассказ: "Сарра выключила мазган и вышла на мирпесет". Мне стало грустно.

(«мазган» - кондиционер, «мирпесет» - балкон)

Потом наступило время Большой Алии. Сотни тысяч носителей великого и могучего русского языка буквально затопили крохотную страну. Появились десятки газет на русском языке, открылись русские книжные магазины, культурные центры, театры, библиотеки, рестораны, русские детские сады и школы. Иврит в стране занял почетное второе место.
Вот теперь-то, думалось мне, наши дети будут равно владеть двумя языками - прекрасным русским и прекрасным ивритом.

Но получилось все не так. Иврит мы еще не выучили, но уже успели в значительной степени забыть русский. И большинство новых репатриантов, как дети, так и взрослые, изъясняются на странной взвеси языков. Это не иврит и не русский, а некий диковинный гибрид, неизвестный науке.

"Мама, купи мне глиду!" - ноет девочка. "Ты уже съела одну. Маспик!" - отвечает мама.

(«глида» - мороженое, «маспик» - хватит)

Произошло все точно по дореволюционному анекдоту о том, как еврей отдал своего сына попу, чтобы тот научил мальчика правильно разговаривать по-русски. Еврей пришел за сыном через месяц, поп открыл дверь и сказал: "Здхаствуйте! Что ви скажете за эту погоду?"

Дети моих друзей с утра кричат:"Мама! Где наши чулким вэ носким?"

(«им» - окончание мн. числа. «вэ» - и)

В автобусе слышу разговор: "Ты где никайонишь?" - "У меня три мадригота и одна дира" - "Дира большая?" - "Небольшая, но семья харедимная, дети все стам раскидывают, а я убирай."

(Перевожу: Где ты убираешь? – У меня три лестницы и одна квартира. – Квартира большая? – Небольшая, но семья религиозная, дети всё просто так разбрасывают, а я убирай)

Мы уже привыкли, нам это не режет слух.
Один из моих друзей работает экскурсоводом на кораблях, сопровождает израильские русскоязычные группы в заграничные туры. А обслуживающий персонал на корабле русско-украинский. Однажды мой приятель услышал крики около стойки девушки-администратора и подошел. Возмущенный экскурсант орал: "Безобразие! Бестолочей набрали работать! По-русски не понимают!" - А что вы ее спросили? - "Я спросил ее: "Когда мы приходим в намаль? В йом рэвии или хамеши?"

(«намаль» - порт. «йом рэвии, йом хамеши» - среда, четверг)

Московская бабушка приехала в гости в Израиль и с ужасом обнаружила, что внук не имеет представления о высокой русской поэзии. Она села с ним читать:
"Унылая пора. Очей очарованье. Приятна мне твоя прощальная краса..."
" Бабушка, - спросил умный мальчик, - "унылая пара" - это "грустная корова", да?"

(«пара» - корова)

Нет, трудно приходится нашим детям. Все смешивается у них в головах. Девятилетняя дочка моих знакомых после обычной школы ходит заниматься в русскую школу Мофет. 23-го февраля ребятам там рассказали о Красной Армии. Родители дома ее спросили: Ну и что ты поняла о Красной Армии?
"Что она была хорошая, - с жаром ответила девочка, - она вывела евреев из Египта!"

На стыках обломков двух языков, двух культурных сознаний рождаются удивительные вещи, невозможные ни в какой другой стране.
В русском магазине табличка: "Брынза говяжья".
Там же прейскурант: "КРЫЛЫШКИ КУРИНЫЕ. НОЖКИ ТЕЛЯЧЬИ. ГОЛОВЫ СОЛОМОНА".
Там же изумительное объявление: "Кто хочет парную свинину к шабату, заказывайте в йом шлиши". Все спокойно читают, никому это не мешает.

Один раз в Иерусалиме я услышала возмущенный крик из окна: "Ну, сколько раз тебе повторять? Надень кипу, Христа ради!"

Что там продуктовые магазины или уличные диалоги! Какие дивные вещи можно услышать иногда по всеми любимому государственному русскому радио "РЭКА"! Во время обстрела района Гило, диктор произнес: "Хотя пушки стреляют, музы продолжают не молчать!"
Или: "У покойника была бурная биография". "Ранение легкой тяжести". Художественная выставка, посвященная теме Холокоста, была названа "Катастрофа в искусстве Израиля".
Или реклама. Сладкий девичий голосок произносит: "В сети магазинов "Тамбур" новый репатриант может приобрести все необходимое - от веревок до крюков".

А наш молодой талантливый телевизионный канал, дай ему бог процветания? 23-го февраля ведущий произнес: "Мы поздравляем с этим праздником всех солдатов и их жен!" Ну, бывает, оговорился человек, чего цепляться-то? Но почему ведущие всех программ упорно повторяют: "А теперь мы уходим на рекламу" или "Мы закрываемся на рекламу". Это на каком языке? Или еще одна любимая дежурная фраза: "Минуточку. У нас в студии телефон".
Но что там соринки в чужом глазу искать? Ну а сами мы? Кто из нас не произносил - запросто! - таких текстов?

"Ехал в йом шени отмечаться в лишку, а там тэуна на дороге, попал в жуткий пкак. А потом у меня еще и панчер случился. Пока на таханат делек колесо менял, лишка закрылась. А в йом шлиши они начали швиту. И остался я без автахат ахнасы и без пицуима".

(Перевожу: Ехал в понедельник отмечаться на бирже труда, а там авария на дороге, попал в жуткую пробку. А потом у меня еще и колесо прокололось. Пока на бензоколонке колесо менял, биржа закрылась. А во вторник они забастовали. И остался я без пособия и без компенсации.)

В 1937 году евреи, жившие в подмандатной Палестине, дружно отметили 100-летие со дня смерти Пушкина. Не задавались вопросом, чья это культура, «наша» или «не наша». Отметили и все. Это было бессмысленно, с точки зрения нормальной логики, и при этом прекрасно. В Тель-Авиве есть улица Пушкина. Проходя по ней, я из любопытства обратилась к молодому израильтянину и спросила, в честь кого названа улица? "Фошкин? - задумался он. - Наверно, из первых сионистов, может из группы Арлозорова".

(Написание позволяет прочесть фамилию, как «Фошкин». Я знаю, что это стало расхожим анекдотом, но диалог этот я не выдумала)

Так вот, на языке сиониста Фошкина, основном языке государства Израиль, я хочу поздравить Леонида Хаита и театр "Люди и куклы" с их замечательными юбилеями!

Сегодня в йом шиши,
в преддверии субботы,
примите от души
сердечные брахоты!

Удачи, полных залов,
В профессии - квиют,
Чтоб кэсэф бы хватало,
но главное - бриют!

И чтобы стам русита
Не тратить лишних слов -
Театру и Хаиту
Огромный Мазаль Тов!

(«йом шиши» - пятница, «брахоты» - поздравления, искаж., «квиют» - статус постоянства, «кэсэф» - деньги, «бриют» - здоровье, «стам русита» - просто так, русского языка, «мазаль тов!» - пожелание счастья)
Tags: о языке
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments