tarnegolet (Татьяна Разумовская) (tarnegolet) wrote,
tarnegolet (Татьяна Разумовская)
tarnegolet

Categories:

"В имперский мягкий плюш мы втискиваем зад..."

Вена – это, конечно, еще и музыка. Но о музыке мне рассуждать невместно, среди читателей полно музыкантов. Так что я поболтаю вокруг нее.

Венский оперный театр


Не могу сказать, что я в восторге от этой архитектуры, по мне, так здание слишком увесисто снаружи и перегружено декором внутри: мрамор, гранит, бронза, позолоченная лепнина, наборные паркеты, бархат, шпалеры и пр. Впрочем, всё по-королевски, «пышно и красочно, роскошно и благородно».




Театр выстроен по заказу императора Франца Иосифа, и на него были щедро отпущены деньги из казны. Но когда здание было завершено, император недовольно фыркнул, и на двух архитекторов обрушился издевательский поток газетной критики. Здание обзывали «тонущий сундук», а также «Кёниггрец от архитектуры», намекая на грандиозное поражение австрийской армии в сражении при Кёниггреце в 1866 году. Сила СМИ в конце XIX века была уже так велика, что архитектор Ван дер Нюлль, не вынеся этой травли, повесился, а у его коллеги Сикардсбурга через десять дней случился разрыв сердца.

Поток ругани тут же смолк, первое представление было - "Дон Жуан" Моцарта, и теперь венцы страшно гордятся своим театром, не меньше, чем парижане Эйфелевой башней, хотя, как мы знаем, в свое время, лучшие люди Парижа требовали "снести это чудовище".

Перед поездкой я посмотрела репертуар и захотела купить билет на «Лоэнгрина». Что говорит о моей наивности: дешевые сидячие места закупают за полгода. А потом остаются самые-самые, по 247 евро, и я тут же решила, что не так уж я и люблю этого Вагнера!

Есть и другая возможность попасть на спектакль по дешевке: стоячие места обходятся в 5-10 евро. И мы видели у театра фанатиков оперы: в полдень они поставили у кассы складные стульчики, чтобы к шести вечера, когда начнут продавать входные билеты, успеть их отхватить. А после этого отстоять на 3-м ярусе все 4 или 5 часов «Лоэнгрина». Оттуда не видно сцены, а если попытаться сесть на пол, подскакивает строгий служитель и заставляет встать – согласно стоячему месту.
Я посмотрела на этих одержимых с уважением.

У нас была экскурсия по театру, так что в бархатных креслах посидеть удалось.


К сожалению, как утверждают очевидцы, действие на сцене видно только из первого ряда боковых лож, а зрители второго и третьего ряда должны либо вставать, либо воспринимать оперу на слух.

Сцена и оркестровая яма показались мне маленькими, но оказалось, что яма опускается, поднимается и раздвигается, а сцена - это и вообще техническое чудо, со множеством выдвижных частей.

2014-04-16 14.50.05
Между действиями сцена опускается на 13 метров, рабочие меняют декорации, и сцена поднимается обратно.

В фойе портреты дирижеров, работавших в Венской опере. Они мне понравились, отличная работа скульпторов!

Фон Караян и Лорин Маазель (кстати, он еще жив!)
60650_original 60362_original

Густав Малер и Рихард Штраус
60703_original 60043_original

Когда Малер стал директором оперы и ведущим дирижером, он совершил революцию в сознании зрителей. До того зрители приходили в театр потусоваться, как говорят сегодня. Заходили в зал в любое время, выходили, беседовали с соседями, навещали знакомых в ложах, флиртовали, закусывали, а заодно иногда поглядывали на сцену и аплодировали красивой певице.

Малер ввел жесткие законы посещения театра, что не прибавило к нему любви австрийцев. После начала действия двери в зал закрывались, и будь ты хоть герцог, стой в фойе. Есть, пить, разговаривать категорически запрещалось. "Театр - это Храм". Собственно, эти законы работают повсеместно до сих пор.

Ежегодний Венский бал в опере - самое торжественное действо в году. Стулья выносят из зала, юные участники записываются и отбираются заранее (танцевать на таком балу можно только раз в жизни), билеты стоят состояние. В этот день принят жесткий дресс-код: мужчины во фраках, дамы в бальных платьях - до полу.



По традиции, на бал приезжают не на частных машинах, а только на трамвае - наверно, это зрелище, когда прекрасные женщины в мехах и бриллиантах забивают трамвайные вагоны и висят на подножках! Закупаются десятки тысяч роз, которые в конце бала раздаются участникам. В театре открыты несколько буфетов с шампанским и закусками, но цена их не по карману большинству участников, поэтому всю эту праздничную ночь вокруг театра открыты рестораны и кафе для проголодавшихся танцоров и зрителей. За этот день опера зарабатывает миллион евро.

Но несмотря на это и на то, что каждое представление собирает полный зал, театр на 60% субсидируется государством, иначе ему не прожить. Это еще раз заставило меня подумать с грустью, что поскольку искусство не может само себя содержать, оно выживает только там, где есть в нём острая потребность. Там, где люди без него не могут обойтись и готовы за это платить. Без этого оно захиреет и задохнется, а художники и музыканты переквалифицируются в программистов и бухгалтеров, чтобы прокормить себя и семью.
С грустью, потому что это происходит сегодня в Израиле, и большинство моих творческих друзей днем служат, а собственно для творчества отрывают время от сна, семьи и всего прочего...

Не успела я еще всё о музыке рассказать, продолжу завтра :)

Вена. Часть I. Прелюдия
Вена. Часть II. Хундертвассер
Tags: Вена, поездки, размышлизмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments