tarnegolet (Татьяна Разумовская) (tarnegolet) wrote,
tarnegolet (Татьяна Разумовская)
tarnegolet

Categories:

Две сказки о Времени

Так получилось, что я подряд прочла две сказки, написанные двумя писательницами на разных языках в разное время. Но дивным образом, как это неизбежно в искусстве, но частенько случается и в жизни, которая любит имитировать искусство, эти сказки оказались об одном и том же.

Вера Федоровна Панова сочинила свою сказку «Который час?» не за столом. В 1941 году она оказалась в Пушкине, уже захваченном немцами. И выбираясь оттуда пешком, по России и Украине, три тысячи километров до Полтавы, где в деревне жили ее сыновья с матерью, она спасалась от чудовищной реальности тем, что сочиняла эту страшную средневековую сказку, где ужас нарастает и ширится, подобно ночному кошмару.

В очаровательном городе всё прекрасно. Болезни изжиты, несправедливость и злоба остались в прошлом, маленькая хромоножка Ненни выздоровела и нынче постоянно танцует и скачет, дети-сироты живут во дворце и учатся, и правит всем добрый и какой-то очень уютный мэр. А над городом в башне идут самые точные на свете часы, собственно, само Время, мерно ведущее этих добрых людей в будущее, где у каждого светится какая-то радостная надежда. Мальчик Илль мечтает путешествовать, подмастерье Анс мечтает жениться на прекраснейшей девушке Белой Розе, талантливая дурнушка мечтает писать еще лучшие стихи.

Но вот старый часовой мастер Григсгаден влюбляется в Белую Розу, в которую влюблены все. И чтобы она его полюбила, он решил помолодеть. И для этого он запускает башенные часы в обратную сторону. Время обращается вспять.

Но всё идет не так, как он задумал: он не молодеет. А в город возвращаются зло и болезни, поезда сходят с рельс, власть захватывает сумасшедший Гун, сбежавший из желтого дома, и два министра, Склочник и Авантюрист. Непонятно откуда взявшиеся рыжие пиджаки, злобная гвардия безумного тирана, убивают всех подозрительных по его безумным приказам. Речь упрощается и сменяется речевками. Дети-сироты выгнаны из дворца, лишены образования, из них делают солдатиков – пушечное мясо, и они все гибнут. Маленькая Ненни в сыром подвале снова обезножила. Поэтессу травят и бьют за то, что она дурнушка.

Мания величия Гуна всё нарастает, вместе с ней репрессии, и, наконец, мастер Григсгаден осознает, что он натворил. И вместе с несколькими отважными людьми он пробирается в опечатанную башню, чтобы вернуть правильный ход времени. Но башня шатается под ударами рыжих пиджаков, а на город налетает Последняя Гибель, которая вот сейчас уничтожит всех, хороших и дурных.

Другую сказку написала Джоан Роулинг. Эта пьеса «Гарри Поттер и проклятое дитя» по сути является восьмой книгой о полюбившимся всем волшебнике. Но главным героем в ней становится не сорокалетний Гарри, а его сын Альбус и его друг Скорпиус, сын Драко Малфоя, антагониста Гарри в первых семи историях.

Оба мальчика – парии в школе, с комплексами, вынесенными из семьи. Альбус раздавлен славой отца – частая беда детей знаменитостей. С Гарри у него сложные отношения, Альбус знает, что отец в нем разочарован, чего тот почти не скрывает. Скорпиуса сторонятся, потому что о нем пущена сплетня, что он – сын покойного Воландеморта. Мальчики находят поддержку только друг в друге, держатся за эту дружбу вопреки недовольству своих семей.

И вот эти двое решают исправить одну несправедливость в прошлом. Когда в конце турнира Трех Волшебников Гарри, по плану сил зла, оказывается на кладбище для того, чтобы с помощью его крови воскрес лорд Воландеморт, с ним случайно туда же перенесен ученик Хогвартса Седрик Диггори. Седрик не нужен Воландеморту, и его мгновенно убивают как «лишнего».

И вот два мальчика, чувствующих себя лишними, отправляются при помощи времяворота в прошлое, чтобы исправить эту страшную несправедливость – не допустить гибели доброго, красивого, ни в чем не виноватого Седрика Диггори. Вернуть единственного сына его безутешному отцу, инвалиду, проживающему в доме для престарелых волшебников.

Они появляются в Хогвартсе на турнире Трех Волшебников и делают попытку исключить Седрика из соревнования, чтобы он не дошел до третьего тура, где погибнет. Их план не удается, Седрик остается в команде. Но вернувшись в свое время, мальчики видят, что своим вмешательством изменили реальность. Знакомые им взрослые работают совсем не там, где прежде, те, кто были женаты, образовали другие семьи, и дети, которых знали Альбус и Скорпиус, просто не родились на свет, их нет. Идея, восходящая в бабочке Брэдбери: крохотное изменение в прошлом приводит к трагическим и тотальным изменениям Будущего.

Но они делают вторую попытку вмешательства, спасают Седрика, и это приводит к катастрофе: обиженный неудачей на турнире Седрик соблазняется злом и убивает школьника Невилла. Поэтому Невилл не успевает уничтожить змею, в которой спрятан кусок души черного лорда, Воландеморт остается жив, и наступает его царство, царство абсолютного зла.

Чем это не Последняя Гибель из сказки Веры Пановой? Как же выбраться из этого вселенского безнадежного ужаса крушения мира? Ведь сказки должны заканчиваться хорошо! Панова решает это простым ходом: звонит будильник и спасает ее от кошмара, а мир от гибели.

Роулинг тоже находит формальный прием, который позволяет спасти героев и мир в последнюю минуту.

Основная идея обеих сказок близка: попытка нарушить ход Времени смертельно опасна, она лишает человечество будущего. Даже если руководствоваться самыми лучшими, самыми благородными чувствами: Альбусом и Скорпиусом движет страстное желание восстановления справедливости, часовщик Григсгаден ведом любовью. Но, нарушив ход Времени, ты обязательно станешь беспомощной игрушкой злых сил, что и происходит с главными героями.

И понятно, что реальность подпитывает готические фантазии обеих писательниц. Нигде в своих других произведениях Вера Панова так точно и бесстрашно не описала свои ощущения в мире сталинского террора. Не зря эту книгу так и не напечатали при ее жизни. А написана она ювелирно точным, изысканно простым языком, ничего лишнего. И слеплена вся из диалогов, что тоже роднит ее с пьесой Роулинг.

А Роулинг читает, как и мы, сегодняшние новости, когда в разных точках растет активность злобных сил, готовых ввергнуть этот мир в сплошной мрак крови и насилия, вернуть в Варфоломеевскую ночь.

Мой пересказ, конечно, прямолинеен и выхолощен, обе сказки очень сложны, многослойны, с разными персонажами, чьи воли и характеры обогащают палитру фантазии, заставляют думать и толковать эти произведения неоднозначно.

И еще один голос неожиданно для меня вплелся в этот дуэт – голос Татьяны Толстой. В своем очерке «Неугодные лица» о фотографиях, где в сталинское время замазывали портреты врагов народа, среди которых были и вчерашние убийцы, она пишет: «…а совсем хорошо бы вообще все эти портреты крокодилов сжечь раз и навсегда, чтобы духу их не было. А еще повернуть время вспять. И чтобы малютка Джугашвили подавился чурчхелой, посинел и умер. А малютка Ульянов утонул в ванночке. А малютка Бронштейн упал с крыльца, причем неудачно. А малютку Шикльгрубера в далекой Европе чтобы ударила лошадь копытом. Родимчик, глотошная, сглаз, пупочная грыжа, корь, скарлатина. "Вы слышали, какое горе у мадам Апфельбаум? У мадам Берия?.. У Ежовых?.. У Дзержинских?.. Фрау Геббельс все глаза выплакала..."
...Товарищ Сталин думал точно так же, но в отличие от меня он свои черные мечты претворил в жизнь».

Видимо, время такое, когда женские голоса обретают особую силу и, сохраняя свою индивидуальность, сплетаются в пророческом хоре, грозно предупреждающем нас о наступлении зла на нашей планете и в нашей душе. И по-женски, природой, которая заложила в женщину ответственность за сохранение дома, защиту малых, они зовут нас сберечь мир, в котором живем мы, и будут жить наши дети и внуки. Если этот мир устоит.
Tags: размышлизмы, читая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments