tarnegolet (Татьяна Разумовская) (tarnegolet) wrote,
tarnegolet (Татьяна Разумовская)
tarnegolet

Categories:

1 мая

Папе исполнился бы 91 год.

Его день рожденья совпал сегодня с Днем Памяти павших солдат в Израиле. Отзвучали две сирены, вечером и утром, когда страна замирает в минуте молчания, вспоминая тех, кто отдал за нее жизнь.

Мне хочется показать отцовские воспоминания о ярком ленинградском скульпторе и незаурядной личности, Владимире Татаровиче, рано ушедшем. Война, сидящая осколками в теле, взяла свое.

У папы был особый дар дружбы. Он восхищался талантами друзей-художников - увидев на выставке понравившуюся работу, мог долго о ней рассказывать, мог точно зарисовать по памяти скульптуру или картину.

Когда друзья юности стали стареть, болеть, когда события 90-х сделали многих из них нищими, папа почти каждый день, набив рюкзак лекарствами и продуктами, объезжал их, разбросанных по окраинам гигантского города, прикованных к инвалидным коляскам, беспомощных, не нужных своему государству.

И его воспоминания о художнике Татаровиче - не только о Володе. А о целом послевоенном мире молодых ленинградских скульпторов, которым дали под мастерские заброшенное здание на территории Александро-Невской Лавры. Об их застольях, отношениях, об особенностях или странностях характеров, о забавных и грустных историях. А, прежде всего, о работе, которой они все горели.

Я стала искать в Сети работы Татаровича, и - увы! – нашла только одну: памятник солдату в Мурманске, который сделали вместе Владимир Татарович, Алексей Долиненко и Григорий Ястребенецкий, члены братства Лавры, но скульптур их не отыскать.

Значит, некому заниматься их наследием, и имена их – людей, всю жизнь создававших прекрасное – уже забыты. Как это несправедливо и горько!


Памятник Анатолию Бредову, солдату, в последний миг его жизни. Великолепная динамика фигуры в мощном, сверхнапряженном броске перед смертью.


Они все продолжают жить в отцовских мемуарах.

Лев Разумовский

ПАМЯТИ ВОЛОДИ ТАТАРОВИЧА

С Володей Татаровичем я впервые встретился в Ленинградском Дворце пионеров в 1938 году.

Мы ходили в кружок лепки в младшую группу к Валентине Николаевне Китайгородской. Эта невысокая энергичная и добрая женщина с внимательным прищуром зеленоватых глаз и с неизменным румянцем на широких монгольских скулах была душой и сердцем класса лепки художественного отдела, который в ту пору возглавлял Соломон Давидович Левин.

Кроме нашей младшей группы, нескольких мальчишек и девчонок десяти-двенадцати лет, существовала еще старшая группа, где занимались старшеклассники, взрослые ребята, пользовавшиеся нашим уважением: Гоша Ложкин, Гриша Ястребенецкий, Леша Далиненко, Володя Татарович и Ия Венкова. Уважали мы их по двум причинам: во-первых, они лепили более сложные вещи и лепили, с нашей точки зрения, как настоящие скульпторы, а во-вторых, срабатывала школьная традиция субординации силы - эти ребята были старше, крепче нас и могли запросто накостылять по шее.
Tags: папа, размышлизмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments