tarnegolet (Татьяна Разумовская) (tarnegolet) wrote,
tarnegolet (Татьяна Разумовская)
tarnegolet

Categories:

Как появились фигурки негров на Гуцульщине

Лето 1971 года мы всей семьей провели в Карпатах, в городке Косов. Красота гор и красота людей равно поражали. Женщины и мужчины ходили в своих национальных костюмах не для развлечения туристов (тогда там вообще никаких туристов не было, кроме нас!), просто это была их обычная жизнь.

Предплечья белоснежных рубах украшали вышивки, часто бисерные, по узору узнавали, из какой деревни человек. Важные спокойные старики в кептарях курили люльки, отделанные серебром.

На базаре бабы продавали золотой лук, удивительно сладкий на вкус, повесив сплетенный из него хомут на шею. Выше этого ожерелья грудь каждой украшали богатые ряды старинных бус: кораллы и венецианское стекло – передаваемое по наследству богатство, сохранившееся от торговли с Венецией в XVII веке. Не современный ширпотреб для туристов, а музейные вещи: каждая стеклянная бусина ручной работы отличалась от соседней.

Один дед продавал душистый мед всех оттенков янтаря, от прозрачного до темно-коричневого. Прежде чем отдать покупателю заказ, он медленно надевал очки в круглой металлической оправе, доставал желтые листочки и торжественно зачитывал отрывок жития какого-то святого, который питался вот таким медом и жил 150 лет.

В беленых хатах, разбросанных по холмам, занимались художественными промыслами, в каждой своим, традиционным, передаваемым из поколения в поколение в одной семье. В одной выделывали «лижники» - пушистые ковры. В других занимались керамикой, изготовлением кептарей, деревянной или металлической утвари, кожаными изделиями, вышивками.

Наша хозяйка, красивая высокая женщина лет пятидесяти, ткала ковры на старинном станке. Уток с ниткой летал у нее из руки в руку с немыслимой скоростью, и полотно яркого ковра, со сложнейшим узором, вырастало прямо на глазах. Оторваться от этого истинно сказочного зрелища было невозможно. На вопрос, как она придумывает узоры и не делает ли предварительных рисунков, ткачиха расхохоталась. Постучала себя по лбу, сказала: «Всё тут. И всякий раз новый узор».

Мы ходили из дома в дом, смотрели, как работают мастера. Слова «художник из Ленинграда» вызывали уважение, и папе с радостью показывали свою работу. В отличие от русской деревни, где, глядя, как папа рисует, недоуменно спрашивали: «И чо? За это деньги плотят?»

В одной хате целая семья была занята изготовлением деревянных изделий. Муж с сыновьями вытачивали их на токарном станке, а жена с дочками покрывали узорами. Среди всякой посуды они делали и деревянные расписные ручки для письма, куда вставлялся шариковый стержень – дань времени.

Папа тут же загорелся идеей иных ручек, сделал эскиз, сидел с мастерами, пока они вытачивали фигурки, а потом расписал два экземпляра – один нам, другой хозяевам.

Через несколько лет наши знакомые купили в Косове этот странный среди гуцульских изделий набор из трех ручек: семья негров под пальмой: папа, мама и сын. Умные мастера поняли, что это выгодный товар, и расширили свой ассортимент 🙂

Лев Разумовский. Набор шариковых ручек "Африканское семейство"

И два папиных рисунка, сделанных в Косове: портреты мой и сестры

Таня


Маша
Tags: мемуаризмы, моя семейства, папа
Subscribe

  • Кошки и двери

    Кошки не любят закрытых дверей, В этом сродни Окуджавам, Требуют дверь отворить поскорей Гневным настойчивым мявом. Если не хочешь у кошки своей…

  • Бессоница

    опять бессонницы поленница вокруг кровати ждет костра и простыня привычно пенится в предвосхищении утра а ты всё маешься всё мечешься всё ищешь то…

  • Философское

    Ко мне снисходит суть вещей, Как дождь сквозь сито. Я много хлеба съел и щей, И стал я сытым. А если бы сидел, как сыч, Не евши хлеба, То вряд ли…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments