мир удивителен

Огарок

горит огарок, догорает,
нет, чтобы силы поберечь,
себя – и только – освещая,

медлительною каплей течь,
растягивать, пока возможно,
дыхание оплывших плеч.

не юн, чтоб тратиться безбожно,
отбросив мудрость и расчёт,
и пыхать от фигни ничтожной.

но он, болван, наоборот,
торопится, спешит, пылает,
себя нетерпеливо жжёт

и знает, что не успевает,
что огонёк и слаб, и мал.
но гонит сила чумовая –

как много времени терял!..
дурной, ведь прогорит вот-вот! –
сам – мельница и донкихот.
профиль

Думы

Ночами я не сплю,
И думы без конца:
Как утереть соплю,
Не трогая лица?

Неделю в зубе свист,
Боль словно от гвоздя!
Поможет ли дантист,
Дистанцию блюдя?

Мне официант принёс
Чудесный антрекот,
Но как же есть – вопрос –
Закрывши маской рот?

В перчатках кайф ворам,
Следак, не хлопочи!
Пока весь тарарам,
Пойду-ка в «щипачи»!
профиль

О НЕРАДИВЫХ МАЛЬЧИШКАХ

Нерадивый мальчишка из Осло
Не любил никакие ремёсла.
Взявшись, чтобы прожить,
Дам на лодке возить,
Посредине реки сушит вёсла.
*

Нерадивый мальчишка из Турку
Подбирал на дороге окурки.
Накурившись до дури,
Он мечтал об амуре
И блондинкам орал: «Эй, снегурка!»
*

Нерадивый мальчишка из Брюгге
Шлялся дни напролёт руки-в-брюки,
Но устав иногда,
Для разрядки тогда
Пляшет бойко один «буги-вуги».
*
Нерадивый мальчишка из Вены
Так боялся укол делать в вену,
Что усвоил привычку -
Как завидит сестричку,
Растворяться в эфире мгновенно.
*
Нерадивый мальчишка из Праги
Воровал по ночам мотокраги.
И в любимой забаве
Он топил их во Влтаве,
К восхищенью дружбанской ватаги.
*
Нерадивый пацан из Дижона
Был любовью к стихам обожжённый.
Дамы ахали: «Он –
Просто сам Купидон!»
Он рычал: «Мне на кой эти жёны?!»
*
Нерадивый малец из Пекина,
Маску снял и на фанзу закинул,
Сбросил куртку, штаны,
И ему хоть бы хны:
«Не хочу быть, - кричит, - арлекином!»
*
Нерадивый юнец из Беер-Шевы
Мужем стал восхитительной девы.
Но не мог взять он в толк,
В чём супружеский долг,
И за знанием бегал налево.
мир удивителен

РОМАН"ЗУЛЕЙХА ОТКРЫВАЕТ ГЛАЗА", ГУЗЕЛЬ ЯХИНОЙ

Конечно, это неправильно: сначала посмотреть фильм, потом читать книгу. Но так уж получилось. Устыженная друзьями, книгу прочла. И сериал, вполглаза просмотренный, не помешал, их связывает разве что гениальная игра Чулпан Хаматовой.

Спасибо, друзья, я давно не получала удовольствия от сегодняшней литературы, даже награжденный всякими премиями. А этот роман – талантливая проза, особая образность, свой язык, свой взгляд на мир.
При этом, роман очень неровный. Попробую рассказать о впечатлениях.

Первая часть – татарская деревня, жизнь в семье через видение и ощущения Зулейхи – самая мощная. Выписала масляными красками, где-то выпуклые пастозные мазки, где-то тончайшие лессировки. Ты физически ощущаешь весь этот мир, с его разнообразными предметами, их весом, тактильным к ним прикосновением, запахами, движением с ними и между ними.
Он зрим, красив и очень страшен: Зулейха, не знавшая ничего другого, гордится своим «хорошим мужем», при этом она в доме наподобие рабочей скотины, рабыни. С ней не говорят, ей отдают короткие приказания, унижают, бьют, а любовь мужа – изнасилование.

Дальше язык романа меняется. Та плотная живая реальность, что была вначале, заменяется условно-схематичным ее описанием с точечными вставками живых деталей, взятых очевидно из рассказов тех, кто это пережил. Но их не хватает, чтобы наполнить прозу плотью. Ритм монотонен, энергетика часто падает, буксует. То же и с персонажами: то какое-то лицо проступает выпукло, ярко (точная реплика, реакция), то снова уплощается, становится схемой.

И всё поселение Семрук на Ангаре мало реально. Как будто начато полотно, что-то набросано – проглядывают будущие домики, наброски людей, но ничего не дописано, огромные куски чистого холста.

Но всё можно простить за дивные страницы, где Юсуф, мальчик, ничего не знающий, кроме Семрука, познает свой огромный мир: поселок, тайга, Ангара. А потом учится видеть живопись, и пространство его духа и фантазии расширяется и крепнет.

Так же прекрасна история с живописцем Иконниковым, воссоздающим в бараке кистью мир Парижа и Ленинграда, по памяти, а еще пишет свою Сикстинскую капеллу на потолке, выданную тупому гэбисту за наглядную агитацию.

И, конечно, это не роман о «раскулачивании» и о людях, брошенных в нечеловеческие условия. Это, скорее, притча, достигающая в отдельных местах высокой поэтичности. И концовка ее – печальная и притчевая, но с крохотной надеждой на свет впереди для Юсуфа.
профиль

МАРИНА ЦВЕТАЕВА НА ТЕМУ К-19

Развела тебе в стакане
Я немного слюны,
Чтоб не пелось, не хотелось
Молодой жены.

Чтобы розы не пахли,
Не вкусны стали вафли,
И пожаром чтоб
Загорелся лоб.

Как от ревности я
Вся скрутилася,
Так тебя чтоб ломало
От вируса.

Чтоб уже не до шашней,
Чтоб зашелся бы в кашле,
Ни дорог, ни пути -
Чтоб сидел взаперти.

Чтобы волком выл,
Чтоб меня отпустил.
Чтоб усох, утих
Да вписался в мой стих.
профиль

АХМАТОВА О КОРОНАВИРУСЕ

Мне голос был, он звал радушно:
«Давай, пошли запреты на…!
На волю из квартиры душной!
Цветут цветы! Пришла весна!»

Но равнодушно и спокойно
Его прибила, не спеша,
Чтоб этой речью непристойной
Не осквернилася душа.
профиль

БОРИС ПАСТЕРНАК О КОРОНАВИРУСЕ

Не плачь, не морщь над маской лоб,
Оставь свои повадки,
Совсем не нужно мне хвороб
Весенней лихорадки.

Ты в чем-то белом, без причуд,
И я в защитном тоже,
И ощущаю страшный зуд
Своею нежной кожей.

Сними ладонь с моей груди,
Ты, что ли, без извилин?!
Прошу, подальше отойди,
Порыв твой инфантилен!

А лучше б принесла коньяк–
Защиту от расстройства,
Быть женщиной — великий шаг,
Ходить в лабаз — геройство.

Зараза минет, не грусти
Тогда, откинув полог,
Я разрешу тебе войти
И пыль почистить с полок.
профиль

ДАРЫ ВОЛХВОВ

Друзьям, живущим в Рамат Гане, я привезла с Канар головку сыра. Потрясающий сыр с маленькой частной винодельни на Гран-Канаре.

Но отдать его не успела - сразу села в карантин, а потом уже пошли тотальные запреты на передвижение между городами...

Сегодня позвонила им и сказала с грустью:

- Сижу, ем ваш сыр...

- Не переживай, - ответили мне. - Мы как раз пьем твой любимый чай, который купили для тебя!
на выставке

ПОРА ЛЮБВИ

Из-за почти полного отсутствия людей и машин, стало слышнее птиц. Со всех деревьев и из кустарников несутся птичьи арии, серенады, сладострастные стоны, семейные разборки.

Минут пятнадцать я наблюдала на дереве яростную сценку воробья и воробьихи. Они не умолкали ни на секунду, чисто итальянские страсти. Воробей пытался напрыгнуть на самочку, чтобы слиться с ней в экстазе, а она уворачивалась с воплями, но не улетала, а клевала воробья в голову, в спину, куда доставала.

Он:
- Хочу тебя! Хочу тебя!
Она:
- Подлец! Мерзавец! Сволочь!
Он:
-Хочу! Хочу! Здесь! Сейчас!
Она:
- Чтобы ты подох! Чтоб тебя кошка съела!
Он:
- Ты моя! Моя!
Она:
- Разбежался! Посмотрите на него, птицы добрые! С тобой – никогда!

Тут появился третий – новый поклонник. Самцы бросились друг на дружку.

- Прочь!
- Сам прочь!
- Заклюю!
- Клюв не дорос!

Дуэлянты сорвались с дерева и полетели выяснять отношения, а самочка в упоении рванула за ними.
выпить надо!

ПАНДЕМИЧЕСКИЙ СЛОВАРИК 🤪

КОРОНОВАННАЯ ОСОБА – заразившийся

ПРОГУЛКА НА СВЕЖЕМ ВОЗДУХЕ - self-harm, самоповреждение

РУКОПОЖАТИЕ – уголовно наказуемый акт агрессии по отношению к другому человеку

СВАДЬБА, ДРУЖЕСКОЕ ЗАСТОЛЬЕ – преступление против человечества

2 МЕТРА – предельная близость

ТУАЛЕТНАЯ БУМАГА - признак богатства

ЛИЦО – абсолютно, сакрально запретная для прикосновений часть тела! Лучше его вообще закрыть чем-нибудь, во избежание, и не пользоваться им

МАСКА – приличная, обязательная форма одежды! Остальным можно пренебречь

СЕКС ПО СКАЙПУ, ПО ТЕЛЕФОНУ – единственно здоровый и полезный половой акт. Но не забывайте во время акта закрыть лицо, а после него руки, монитор и трубку протереть антисептиком!

Будьте здоровы! Хаг Песах самеах! 🌹