Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

мир удивителен

ЕВГЕНИЙ ВИТКОВСКИЙ


(18 июня 1950, Москва — 3 февраля 2020)

Вчера от нас ушел гений. Гениев не так много у человечества, они все наперечет, штучный товар. Гений – это не очень-большой-талант, это другая категория. Таланты сравнимы – этот талантливее того. Гений несоизмерим. Нельзя сказать, что Микельанджело гениальнее Леонардо. Каждый из них – одинокая гора, чье подножие стоит на земле, обросло травами и лесами, зверьками и насекомыми, вписано в нашу малую жизнь. А вершина – уходит куда-то за облака, и там яростный солнечный свет, и почти нет кислорода, и звезды рядом.

И земной человек, на которого сваливается этот непрошенный, нечеловеческий дар, вынужден с ним жить, считаться и тащить на себе эту огромность, эту сверхтяжесть.

Евгений Витковский владел неисчисляемым количеством языков, включая гэльский и африкаанс. И не только владел в совершенстве, но и переводил стихи с этих языков. Как переводил! Читателю кажется, что он вдруг овладел неизвестными языками, что он стал своим в чужой культуре.

Со мной навсегда остался один единственный вечер в доме Евгения Витковского и Оли Кольцовой. Дом? Пещера. Стены от пола до потолка – сплошные книжные полки, без малейшего просвета. Крохотный столик, крохотные собачки, периодически залетающие в комнату. Вкуснейший пирог с грибами шитаки и какое-то вино, которое мы пили. И легкий, летающий разговор.

ЕВ, носатый , длинноволосый, похожий одновременно на какого-то средневекового персонажа и на лицедея. Он с детским удовольствием ел пирог и с любопытством расспрашивал меня об Израиле. А потом он стал читать свои переводы с гэльского, и это было настоящее волшебство. Я тогда подумала, что вряд ли переводимые ЕВ поэты достигают такой глубины слова и музыки, что, наверно, он пропитывает их собой. А еще я себе говорила: запомни, тебе подарено чудо!

А прощаясь, Оля и Евгений подарили мне его книгу «Чертовар», фантастическую, причудливую прозу, многослойную и ритмичную.

И вот он ушел. В нашем мире не стало человека, который знал, что такое четвертое, пятое измерение, и умел передать это ощущение нам...
профиль

Должен ли джентльмен… Занятия по этикету

1. Должен ли джентльмен поцеловать даме руку, которой эта дама держится из последних сил за камень, вися над пропастью?

2. Должен ли джентльмен оплатить покупки дамы из кошелька, который он только что вытащил из ее сумочки?

3. Должен ли джентльмен придерживать даму за талию, в то время, когда она работает с электродрелью?

4. Должен ли джентльмен не подать виду, если на первое свидание после виртуального знакомства вместо юной дамы приходит пожилой джентльмен?

5. Должен ли джентльмен при встрече снимать шляпу, если это шляпа дамы?

6. Должен ли джентльмен бросаться в воду, чтобы спасти тонущую даму, не выяснив предварительно, не будет ли она против этого возражать?

7. Должен ли джентльмен пропустить даму вперед, если им навстречу из джунглей вышел очень голодный тигр?

8. Должен ли джентльмен прыгнуть на арену к хищникам за перчаткой своей дамы или не такая уж она и красавица, да и готовит плохо?

9. Должен ли джентльмен, когда хулиганы напали на даму, прервать трансляцию этого действа в ФБ и вмешаться или только в случае, если села батарейка мобильника?

10. Должен ли джентльмен взяться нести шлейф дамы, если к плову не подали салфеток?

11. Должен ли джентльмен педантично следить за туалетом, если на туалете написано "Ж"?

12. Должен ли джентльмен?..
- Должен.
мир удивителен

Бабушка - 4

(Блокада. Эвакуация)

О том, как моя семья пережила блокаду, подробно, по месяцам, написал мой отец в книге «Дети блокады». Как исчезала еда из магазинов, уменьшались порции хлеба вплоть до того кусочка серо-зеленой выпечки, величиной со спичечный коробок…

Я не буду повторять эти рассказы, вспомню только один эпизод, не вошедший в папину книгу.

В самом начале блокады к моим родным зашла женщина с одиннадцатилетней дочкой. Она когда-то приходила в дом делать уборку. Теперь они бежали из области, захваченной немцами. Остановились у родственников в Ленинграде и привезли с собой огромное богатство – половину лошади. Через месяц в дверь позвонили. На пороге стояла та самая девочка, дочка этой женщины.

- А где мама?
- Мама умерла.

Конину родственники забрали себе, девочку выставили на улицу, дав ей с собой одеяло. Она пришла в единственный дом, который запомнила после приезда…

- А где твои продуктовые карточки?
- Нету. Отобрали…

Бабушка не смогла прогнать ребенка. Но чем же ее кормить?

- Я раскладываю картошины по тарелкам. Лишнюю половинку Леве, он совсем тощий… Нет, как же я недодам ребенку, этой девочке? И перекладываю туда-сюда…

Это еще было самое начало блокады, когда в доме иногда бывала картошка. Через какое-то время девочку принял детский дом.

Collapse )
профиль

Непосредственность

Забираю посылку в лавочке, которой перегруженная интернет-покупками почта передала эту функцию. Это очень удобно: пришел, забрал, никакой очереди. Хозяин лавочки, молодой парень, выдает мне пакет и говорит:

- Ты очень красивая!
- Спасибо.
- Можно пригласить тебя сегодня вечером на чашечку кофе?

«Чашечка кофе» - это приглашение переспать. Удивленно фыркаю.

- Я серьезно! У меня записан твой телефон, так я тебе позвоню?
- Да нет, не стоит.
- Почему? Я, что, некрасивый?
- Ты очень симпатичный. Но ты возраста моего сына.
- А сколько ты мне дашь?
- Тридцать с хвостиком.
- Правильно. Но это не имеет значения! Я – красивый, ты – красивая, так я позвоню?

Решительно качаю головой и выхожу, не сдержав хохота. За все годы жизни в Израиле я так и не привыкла к этой непосредственности. Что же это мне напоминает? Ах, да!

«Приходите к амбару. Мне ухаживать некогда. Вы привлекательны, я привлекателен — чего же тут время терять? В полночь. У амбара. Жду. Не пожалеете»
шляпа

(no subject)

ЖЕЛАНИЕ БЫТЬ ИСПАНКОЙ

Вот, без принужденья
И без мушки шпанской
Сяду в день рожденья,
Выучу гишпанский.

Натуральной махе
Облик уподоблю,
Распляшусь с размахом
В быстром пасодобле.

Буду под балконом
В кружевной мантилье
Завтракать хамоном,
Ужинать тортильей.

Стану возле Прадо,
Расчехлю гитару,
Закурю, раз надо,
Длинную сигару.

А потом под вечер
Я лукавым взором
Заманю, привечу
Душку-матадора.

С ним в такую силу
Замутим корриду,
Что того не снилось
Лорке и Майн Риду.

Испанский настрой подсказали: Пан Зюзя своим чудным подарком и старый приятель Козьма Прутков ))

Collapse )
выпить надо!

Зимний рецепт

«Если к вам неожиданно пришли гости, спуститесь в погреб и возьмите половину гуся, оставшегося от обеда…» - так начинался кулинарный совет Елены Молоховец в знаменитой дореволюционной книге для домохозяек. Естественно, мы восторженно ржали, читая это вслух.

Но я начну так же: если к вам неожиданно пришли гости…

Нет, даже так: если к вам холодным зимним днем неожиданно завалились очень голодные гости… а вы при этом ленивая не-хозяйка, то вот вам придуманный рецепт. Лень, как известно, двигатель многих изобретений.

Пока гости топчутся у входа и спрашивают, нужно ли переобуваться в тапочки –«нет-нет, ни в коем случае!», вы бросаете на сковородку с оливковым маслом: дольки чеснока (если очень большие, можно распополамить, но необязательно), грубо рубленные шампиньоны, и ножки туда же ( не понимаю я этого высокомерия по отношению к вкусным ножкам), пол-ломтя черного хлеба, нарезанного на кубики, и несколько лепешечек куриного фарша, выложенных чайной ложкой – никуда они не разваливаются без яйца, это нас обманывали. Всё это безобразие посолить, поперчить, перевернуть лопаткой.

Гости пока что моют руки.

Нарезать на блюдо помидор ломтиками, вывалить рядом с ним всё со сковородки, густо посыпать кинзой или что там у вас есть из травы - и крикнуть:

- Ребята, ставьте тарелки, а то остынет!

Разлить по стаканам томатный сок, немного туда лимонного и, само собой, водки. Шесть минут – и вы уже сидите за столом, и вам всем так вкусно и хорошо!

Сфотографировать вчера не успела – всё смелось мгновенно.
профиль

Мой сын и я

Мой сын не читает моих стихов,
А, в общем, и прозы тоже.
Я не вздыхаю: О, боже!
Ну не читает – и что же?
Главное, был бы здоров.

А я совсем не знаю нот,
И слух у меня не ахти.
И мне один чёрт,
Что квартсекстаккорд,
Что весь атональный стиль.

Мой сын полиглот -
На семи языках
И пишет, и говорит.
А я, ленивый такой обормот, -
Бегом, впопыхах,
Все годы - в клочках -
Недовыучила иврит.

Сын любит мясо,
Не ест творог и салат
И водки совсем не пьет.
Обожает готовить –
У него талант,
А я ровно - наоборот.

У него распланирован каждый день,
Он и часа не тратит зря.
Я же сутками часто слоняюсь как тень,
Мной командует лень,
И пишу дребедень,
Со словами простыми мудря.

Сын не терпит жару, ему солнце влом,
Он гоняет на велике в снег.
А меня зима загоняет в дом,
Там сижу, как в норе, выползаю с трудом
И всё вою в нём о весне.

И сомненье меня щекочет в груди,
Хоть мы с сыном большие друзья.
Кто ж такого – иного – на свет породил?
Неужели же это я?
на выставке

Таксист

- Конфетку хотите? Там снаружи этот заменитель шоколада – настоящего шоколада давно нет – а внутри орешки и еще что-то твердое… Ага, грильяж… Солененькое – это я тоже люблю. Я на Каспии рос, так там мы черную икру мисками ели. Утром мать ставит миску икры: «Пока не съешь, гулять не пойдешь!» А я на нее уже и смотреть не мог… Точно, «Белое солнце пустыни». Я вообще не знал до двадцати лет, что есть еще и красная икра. Когда приехал в Питер учиться, мы с приятелями пошли в кафе, заказали бутерброды с икрой. Я смотрю на эти красные шарики, зову официанта, спрашиваю: «Это что такое?!!» А приятель говорит: «Ешь спокойно, это икра!»

…И рыбу я знал только свою, каспийскую, осетры да бычки. Отец бывало в море уйдет, привозит трех-четырех осетров. Ну, мать нажарит, засолит. Уху сварит. А отец одного целиком завялит. И мне говорит: «Не трожь!» Это было его, к пиву, он к друзьям пиво ходил пить и куски вяленого осетра прихватывал. Не, мне тоже маленький кусочек отрезал, и это всё. А я как вырос, стал у него куски таскать. Отрежу кусочек – и в лес к приятелям. Осетр, когда завялится, так он твердый, как камень. А на костре его разогреешь, он мягкий становится, дух от него! И под пивко – ух!

… Я когда учился тут, мне родители каждый месяц посылали с самолетами передачу – осетра соленого и банку икры. Тогда это запросто было. А нынче всё – вывоз запрещен. Если обнаружат, так штраф огромный, а то еще и посадят. Лучше не рисковать. Можно баночку в аэропорту купить, с собой взять, но это уже дорого. Не так, как тут, но всё равно – валютная цена. Я семью на Каспий вывожу, так они там икрой отъедаются, там у меня всё схвачено, все знакомцы.

Collapse )
профиль

«Я в весеннем лесу пил березовый сок…»

В моем детстве и юности в ленинградских магазинах «овощи-фрукты» всё свежее, летнее, заканчивалось к ноябрю. Оставалась картошка, которая подавалась по ленте транспортера и сыпалась в бумажные мешки и авоськи вместе с комьями земли, вялая морковка, да полугнилые лук и свекла, с перебоями.

Темные и долгие зимы, часто без единого солнечного дня, и отсутствие витаминов давали себя знать – к весне ленинградцы шатались от авитаминоза, лица были бледно-зелеными, у взрослых давление падало ниже поребрика.

На рынках была зелень и свежие огурцы-помидоры, привезенные из южных республик, но мало кто мог себе позволить эту роскошь.

Collapse )
профиль

Окрошка

Ленинградские дети болели почти непрерывно, с короткими передышками. Климат там такой был, подходящий, и стада инфекций свирепствовали в детских садах и школах. Ангина, скарлатина, краснуха, грипп, корь, ветрянка, гайморит, отит. Они сменяли друг дружку с завидным упорством, и как эту чехарду выдерживали родители, я не знаю. Годам к двенадцати всё это вдруг проходило, и мы в -25 градусов, когда объявляли, что школы закрываются из-за мороза, мчались на каток, да еще и ломали зубами каменное мороженое – и хоть бы что.

Но это будет потом, а сейчас мне девять лет. Судя по залитому солнцем подоконнику, стоит поздняя весна. Collapse )