Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

профиль

Думы

Ночами я не сплю,
И думы без конца:
Как утереть соплю,
Не трогая лица?

Неделю в зубе свист,
Боль словно от гвоздя!
Поможет ли дантист,
Дистанцию блюдя?

Мне официант принёс
Чудесный антрекот,
Но как же есть – вопрос –
Закрывши маской рот?

В перчатках кайф ворам,
Следак, не хлопочи!
Пока весь тарарам,
Пойду-ка в «щипачи»!
шляпа

Непогода

Непогода – не подарок, бешена, страшна,
Не добра она недаром, может, голодна?

Тучи сизы, неподъёмны ползают внизу,
Вышибает ветер тёмный мёрзлую слезу.

Солнца, света недостача, видно, косорук
Тот дневальный на раздаче или недосуг?

Завертело мир ненастье, завелось всерьёз
И пустило в одночасье время под откос.

Вспышки молний в толще грома сны сбивают влёт,
Устоять бы только дому между непогод.
tarnegolet

***

Вот ты думал, что ты неразменный пятак,
Эдак ценно-волшебное что-то,
А тебя отправляют, как старый башмак,
Размахнувшись, в раздувшийся мусорный бак,
И летишь туда с криком и рвотой.

Вот ты думал, что дружба проверенней, чем
Сверхнадежные связи подполья,
А летишь кувырком ты в вонючую темь
Не на пару минут, а вот так насовсем,
Труп собаки найдя изголовьем.

Может ты заблудился меж шуток и врак?
Может праздновал сладкую долю?
Оказалось, что ты, как и прежде – дурак,
И заслужен тобой этот крепкий тумак -
Ничего ты доселе не понял.
профиль

Если в тучах нет воды…

Иран обвинил Израиль в краже дождевых облаков
Из новостей

Мир сонные размежил веки, и тут его пронзила весть… Не потекли к истокам реки, но всё же крик раздался: «Жесть!» Подобных страшных дел вовеки еще не знали человеки.

В персидском нежном сердце рана, от слез промокла борода – угнал Израиль из Ирана туч, полных влагою, стада. Дождь, благость, пресная вода вновь не воротятся сюда.

Поганый вор, потомок вора! Ну что ему до горьких слез? Мы помним, как Иаков споро увел стада овец и коз у Лавана, оставив тестя рыдать в тоске на голом месте.

Сожжен в Иране солнца жаром и завтрак скудный, и обед. А вор гнал тучные отары через Талышских гор хребет. Без передышки, не жалея, гнал облаков бесценный клад, их выдоят над Галилеей, погонят в Хайфу и в Эйлат. Там сладкая вода прольется и ей наполнятся колодцы.

Нет подлости такой названья! Стоит в Иране крик и стон. И жалобу на злодеянье евреев шлет Иран в ООН. И знаем точно мы заране – Израиль будет осужден!

И в грозной ноте правоведа мир прочитает: «Не кради! Не смей, злодей, ты у соседа коварно уводить дожди!» Осудят это зло, поди, Тора, Коран и даже Веды.
на выставке

От Адама

В саду Эдемском разыгралась драма,
На свет тогда родилось воровство,
С тех пор на память в горле у Адама
Застрял кусочек яблока того.

А воровство от райского порога
Пустилось в свой успешный дальний путь,
Мы все воруем понемногу
Чего-нибудь и как-нибудь.
шляпа

«Вендетта по-корсикански», 1975

Ночью посмотрела и хохотала полтора часа так, что какой уж тут сон! В свое время как-то прозевала его в советском прокате, но этот шедевр не устарел.

Дело происходит в 70-е годы XX века в Ницце: группа мафиози убивает троих людей. Но сработали они халтурно, не заметили за кустами старушку и двух маленьких девочек из той же семьи. А вендетту у корсиканцев никто не отменял.

В этой семье есть мужчина, но он – комиссар полиции, законник и вообще современный цивилизованный человек, он не будет заниматься убийствами.

И за вендетту берутся три старушки, божьи одуванчики. Collapse )
мир удивителен

"ХРОНИКА ВРЕМЕН КАРЛА IX"

Очень люблю эту вещь.

Мериме равно отвратительны фанатики и со стороны католиков, и со стороны гугенотов. Священники обеих конфессий, призывающие к массовому уничтожению противной стороны "во имя Господа нашего". Убийцы-дворяне и убийцы-простолюдины. Насильники и мародеры, убежденные в своем праве на убийство безоружных людей, от стариков до младенцев.

Любимый герой Мериме - не юный красавец Бернар, упёртый протестант, а его старший брат, капитан Жорж Мержи, ренегат и безбожник. Который отказался участвовать в избиении, несмотря на приказ короля. Но таких, как он, единицы.

В предисловии Мериме оговаривает, что одно время нельзя судить по нормам другого. И что Франция XIX века совсем иначе относится к убийству мирных людей во имя религии, чем Франция века XVI.

К сожалению, сегодня эта книга снова о нас.
мир удивителен

О насилии

Только что в Фэйсбуке прошел страшноватый флешмоб: женщины рассказывали, как они давно или недавно подверглись изнасилованию. Это высвободило многих от застарелого ужаса, от глубоко заткнутой вины общественного приговора:"сама виновата!"

Я начиталась этих историй до тошноты, и мне было так худо, как давно уже не было. И прочитанное не отпускает.

И я вот что скажу. Природа создала, за редким исключением, самцов крупнее, сильнее и красивее самок.

Но та же природа ввела закон: самцы могут бешено сражаться за самку друг с дружкой, раздуваться перед ней, демонстрируя могучую грудь (как, скажем, голуби) или устраивать сложнейшие брачные церемониальные танцы, очаровывать, как райские птицы.

Но все усилия самца будут напрасны, если самка не согласна. Выбор всегда за ней, слабой, неярко окрашенной.
Волки могут грызться между собой насмерть, но волк никогда не укусит волчицу, она может его кусать, он ее нет.

И только животное-человек забыло об этом важнейшем законе, только он, якобы созданный по образу и подобию божию, полагает, что сила дана ему для насилия над женщиной, а ухаживать, очаровывать, соблазнять ему западло. Я не о всех, конечно, представителях мужского пола, мне повезло – я по жизни знакома с совсем другими мужчинами. Но, судя по флешмобу, этих самцов оказалось куда больше, чем я могла предполагать…

Помните старый фильм «Обвиняемые», с Джоди Фостер в главной роли? Ее героиня – официантка, которая любит выпить, потанцевать, иногда балуется наркотиками. И вот подкуренная, пьяноватая, соблазнительно одетая, она в баре подвергается жестокому групповому изнасилованию. Насилуют четыре или пять человек, а все остальные мужчины, толпа, стоят вокруг, аплодируют, поощряют насильников воплями, типа, «давай!», «трахай ее!», «сделай ей больно!».

Состоится суд. Защита насильников, среди которых были уважаемые в городе люди, строится на том, что девка – из низших слоев общества, что у нее были приводы в полицию по наркотикам, что была пьяна, непристойно одета и своим видом спровоцировала порядочных мужчин в баре.

Но обвинение, в конце концов, добивается своего. Даже если женщина пьяна и вызывающе одета, никто не имеет права ее насиловать. Виновны и насильники, и те, кто их подначивал на эту мерзость.

Звери это знают сами. И только венцу творения надо снова и снова это повторять.

По статистике, в Америке каждые шесть минут кто-то сообщает об изнасиловании. Каждое четвертое преступление — групповое.

А в других местах и статистики-то нет. К чему?
мир удивителен

Реальный ужас

Когда я читала мемуары Льва Копелева "Хранить вечно", самым страшным, непереносимым, были даже не ужасы лагеря, не гнусность следствия, а то, что творили советские войска, вошедшие на территорию Пруссии. Это были не действия регулярной армии против военных сил противника, а массовый бандитский налет на гражданское население.

Избы, дома сжигались, людей убивали за просто так, грабеж всего, пьянка от захваченного алкоголя. А самое страшное - все, кто был женского пола, были страшно изнасилованы - от маленьких девочек до старух.
И многие после этого еще и убиты. Потрясло полное убеждение насильников в своем праве - "А что они творили у нас?!!", "все они - фашисты!" ( кто? эти прусские и польские дети и старухи?), " я воевал, я заслужил бабу!" ( раз воевал, значит, можешь насиловать?). При тотальном грабеже всего, при потакании офицеров...

Копелев приводит точку зрения немца, исследовавшего ту же проблему Первой мировой. Немец, негативно настроенный по отношению к противнику, пишет о нескольких случаях насилия со стороны казаков (!!!), которые были решительно прекращены русскими офицерами.

Почему вспомнилось?

Публикация личных историй в ФБ по тэгу: ‪#‎янебоюсьсказать‬

Об изнасиловании. О потоке издевательских комментов по отношению к изнасилованным: "Если сучка хочет, кобель вскочит". О вырабатывании чувства вины у жертвы изнасилования...

Если это не психология больного маньяка-одиночки, а массовое сознание, это очень страшно... Это пещера наших дней. Это значит, что гуманисты всех веков до сих пор кричат в пустыне, и никто их не слышит.