Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

шляпа

Эстонские лимерики

*
Пожилой джентльмен в Рийхимяке
Визитеров встречал в синем фраке.
Но на фразу жены,
Мол, есть к фраку штаны,
Убежденно ответствовал: «Враки!»
*
А девица одна в Куусалу
Женихов, что ни день, потрясала.
Как-то знатный жених
Ей привел пять гнедых,
А она его – раз! - по сусалам.
*
А другая девица из Выру
Полюбила жруна и проныру.
Тот забрался в подвал,
Там пять дней ночевал
И пропал, слопав семь кругов сыру.
*
Томный юноша с острова Му
Говорил, что ему ни к чему
Всех учебных забот,
Он и так проживет,
Ибо в черепе много уму.
*
А один джентльмен в Кыргессааре
С увлеченьем ночами слесарил
И при этом пел сутры,
Засыпал лишь под утро,
Завернувшись в оранжевый сари.
*
Выла дева навзрыд в Аэгвийду:
«Ни за что к жениху я не выйду!
Не просите - мерси!
Он приехал в такси,
Ну а там не вздохнуть от Ковиду!»
*
Молодая вдова в Вихтерпалу
Столько в сердце имела запалу,
Что мужчины – беда! –
Разлетались, когда
Начинала раскручивать шпалу.
*
Господин из Сууре-Яани
Говорил всем, что он - марсианин,
Но соседи его
Излупили всего:
«Не садись не в свои, братец, сани!»
*
Напрямую из Йыгивы в Тарту
Шел филолог, весь полный азарту
Сделать важный доклад,
А пришел в Зуэрат –
Спутав, взял африканскую карту.
шляпа

С классиками напополам

Полковник наш рожден был хватом -
Хватал девиц, сдавал солдатам.

Мне грустно и легко, печаль моя светла:
Узнал случайно, что подруга родила.

Придет серенький волчок,
Ам! - девицу, и молчок.

Бессонница, Гомер, тугие паруса,
Ночь, улица, фонарь, аптека...
Я бормотал всё это три часа,
А после просто кукарекал.

Я слезы лил, но ты не снизошла,
Сгребла все чеки, деньги – и ушла.

Нет, я - не Байрон, я - другой,
Кончай нас путать, дорогой!

Есть в близости людей заветная черта –
Не сохранится эта близость ни черта!

Ты всегда таинственный и новый
В телевизоре, любимый Вова!

Под лаской плюшевого пледа
Так просто встретить людоеда.

Персияночка сплыла -
Проще ведь: Удар весла!

Любить иных – тяжелый крест,
Я лучше поиграю в квест.

Я кончился, а ты жива
И снова хочешь… Какова?

Кабы я была царица,
То не стала б вовсе бриться!

Земной свой путь пройдя до середины,
Всем надоедам я сказал: "Иди на!"
шляпа

Физики

Гей, Люссак, как пить ты станешь,
Так про свой забудешь газ,
Планку, разве он товарищ?
Зафигачишь квантом в глаз.

А зануде Резерфорду,
В альфы он пробился – ишь!
Ты набьёшь по пьянке морду
И в омегу превратишь.

Гейгер – тот еще начётчик,
Ядра щёлкает – прикол!
Ты поставь его на счётчик:
«Слышишь, Гейгер? Счёт пошёл!»

С бабой замутить охота -
Вон мерцает! Но смотри!
Видно крепко курит что-то
Натощак Мари Кюри.

Ну а если Пётр Капица
В долг попросит от щедрот,
Не давай ему напиться,
Пусть свой жидкий гелий пьёт.

Не с кем выпить, грустно что-то,
В баре – твари, гам и дым…
Встретишь Бойля-Мариотта
И законно выпьешь с ним.
мир удивителен

Горестно

Всех друзей разнесло по краям убеждений и мнений,
Крайне правый и левый, трамп – не трамп, и ковид – не ковид,
И уносят, как в море потоки различных течений,
Обвинения, злые слова и отрава обид.

Рвутся дружбы, любови и даже семейные связи,
Принцип с принципом бьются в сплошной беспощадной войне,
Не встречала подобного я среди самых кошмарных фантазий,
Я такого не видела в самом чудовищном сне.

И стою в середине, и чую вокруг всё пустее,
Кислорода всё меньше, и силы стремятся к нулю,
И верчу я вослед уходящим гусиною шеей,
Без надежды, без голоса глухо шиплю:

Этот морок забудется, канет в потоке событий
С чем очнёмся, «врагов» разметав, на пустом берегу?
Лучше прямо сейчас вы отсюда меня отпустите,
Всё равно я без вас не смогу.
на выставке

"Иосиф и его братья" Томаса Манна

Впервые прочитала в 13 лет. Родители взяли с собой эти два увесистых тома на хутор в Игналину, где мы проводили лето, и Манн переходил из рук в руки, мы читали его все, и, случалось, спорили, кому сейчас брать книгу – оторваться было трудно.

Тогда радостно поразило: удивительные, но слишком короткие библейские истории ожили в диалогах и подробностях – этого так не хватало в первоисточнике! Хотелось узнать еще и еще – и вот, пожалуйста!

Перечитала уже в Израиле. И книга зазвучала совсем иначе. Сказочные танахические названия оказались географической реальностью, в которой я живу.

В Беэр-Шеве родились и выросли Иаков и Эсав, оттуда Иаков бежал, обманом выманив первородство у брата. Где-то на Гилеадском хребте Лаван догнал Иакова, тайно ушедшего из его дома вместе с чадами, домочадцами и нажитым богатством. В Шхеме сыновья Иакова устроили резню в отместку за сестру Дину. Могила Рахили, пещера в Хевроне, купленная Авраамом и ставшая фамильным склепом, Бейт-Эль, где Иакову приснился сон о лестнице – всё это в часе, двух часах езды от меня, и я везде была, и ощущала себя внутри древней истории, которая приблизилась до того, что ее можно потрогать руками.

Collapse )
на выставке

В автобусе

Мужик плюхается на сидение, вытягивает ноги и начинает громко и радостно петь известную песенку "Живи народ Израиля!"

Маска болтается на шее. Народ смотрит на него с молчаливым осуждением, а сидящая напротив дама обеими ладонями испуганно прижимает свою маску к лицу.

А в доковидную эпоху несколько человек обязательно бы подпели...
на выставке

Актуальное

Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.
Больше успеешь, если бежишь не шибко.
За дверью опасно, жутко, там рыщет коронавирус,
Не суйся туда, надеясь на Фатума милость.

Не выходи из комнаты, не отправляйся в супер,
Кто-то чихнёт там – и баста, уже ты умер.
И́з дому ни ногой, пусть на голодной диете,
Будешь берёзы стройней и счастливый, как дети.

Манят на Пурим тебя? Но ведь там опасно!
И ничего не спасёт, хоть народ весь в масках.
И на славянский «авось» полагаться глупо,
Вирус пробьёт насквозь и навалит трупы.

На календарь не гляди: там среда? Понедельник?
Ты не идёшь на работу, пусть даже не будет денег
В банке. В карманах монеты закончились тоже,
Это – презренный металл. Жизнь и здоровье дороже!

Что тебе нужно снаружи? – сиди в Фэйсбуке,
Там не заразны все злобные бяки и буки.
Если супруга/супруг вдруг полезет с объятьем,
Сразу реши – это враг, и гони с проклятьем.

Не выходи из комнаты! Жизнь всё ж ценнее риска.
Пей, хоть шмурдяк, хоть абсент, кальвадос или виски,
Граппу, текилу, горилку, любые настойки,
Вирус отступит, а ты, ну, сопьешься – и только.

Смертью вне дома грозят: люди, газеты, автобусы,
Нет ли, скажите, у вас другого какого глобуса?
Не выходи из дома, запрись и забаррикадируйся
Шкафом от ужаса, хроноса, СМИ и коронавируса.