Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

профиль

МАРИНА ЦВЕТАЕВА НА ТЕМУ К-19

Развела тебе в стакане
Я немного слюны,
Чтоб не пелось, не хотелось
Молодой жены.

Чтобы розы не пахли,
Не вкусны стали вафли,
И пожаром чтоб
Загорелся лоб.

Как от ревности я
Вся скрутилася,
Так тебя чтоб ломало
От вируса.

Чтоб уже не до шашней,
Чтоб зашелся бы в кашле,
Ни дорог, ни пути -
Чтоб сидел взаперти.

Чтобы волком выл,
Чтоб меня отпустил.
Чтоб усох, утих
Да вписался в мой стих.
шляпа

Непогода

Непогода – не подарок, бешена, страшна,
Не добра она недаром, может, голодна?

Тучи сизы, неподъёмны ползают внизу,
Вышибает ветер тёмный мёрзлую слезу.

Солнца, света недостача, видно, косорук
Тот дневальный на раздаче или недосуг?

Завертело мир ненастье, завелось всерьёз
И пустило в одночасье время под откос.

Вспышки молний в толще грома сны сбивают влёт,
Устоять бы только дому между непогод.
мир удивителен

Эти двое

В детстве это было больно,
Но душой понятно где-то:
Жизнь – за честь, и в смерть достойно
Шли великие поэты.

Белый снег у Черной речки,
Ясный день у ног Машука,
После пламенные речи
Или страшный плач без звука.

А теперь, через полвека,
Мучит, как в подвздошье дышло –
Где же ангелов опека?
Почему так дико вышло?

Мальчики! Сыновий возраст!
Жить бы вам! А вы на дроги…
Ненаписанные строки,
Непройденные дороги.

Не чума, не выброс Этны,
Не этап на поселенье –
День был выбран незаметный,
Мирный – для начала тленья.

Не войны кровавый прикус,
Не палаческая плаха…
Юных вечно манит искус
Смерть опробовать без страха.

Но пока я тут, меж теми,
Кто хлопочет в мире дольнем,
Я тяну к вам через время –
Зря – охранные ладони.
мир удивителен

Слова

Что ни скажи – двусмысленно звучит,
Трёхсмысленно, стосмысленно и дале,
Суть рассыпается на фейки, на детали,
И вот уже мемекает, урчит.

Слова, слова, слова – я устаю
От их невыносимого диктата,
Под них дышу, шагаю – аты-баты! –
Давно в полон сдала им жизнь свою.

Всё чаще хочется взреветь, как тот вандал,
Порушить эту власть, молчать, в счастливом раже
Плясать, дудеть в трубу, писать пейзажи,
Гранить алмазы… да талантов Бог не дал.
мир удивителен

ХАНУКА

Вспыхнет, пригаснет, поднялся и сник
Тот огонёчек, зажжённый на миг.

Нету в нём сил, неприметен и тих,
Как на пергаменте тоненький штрих.

Нет не пожаром, не ярким костром –
Малою искрою в мире ночном,

Кроткой улыбкой на бледных губах,
Сирым зерном в опустелых снопах.

К стенке светильника робко лепясь,
Должен был сгинуть, дыханья страшась –

Есть ведь у капельки масла предел.
Но за пределом он как-то сумел

Час и неделю, и сутки ещё
Слабо гореть – светлячок, маячок,

В глиняной длани упрямо светил –
Звёздным посланцем небесных светил.

* Капля масла, обнаруженная Маккавеями в освобожденном от завоевателей Храме, горела в светильнике восемь дней. В память об этом чуде евреи зажигают ханукию - девятисвечник, каждый день праздника на одну свечу больше. Девятая свеча символизирует ту каплю масла, от которой зажигаются остальные свечи
суть

Обручальное кольцо всевластья

Гладкое, золотое, хорошо отполированное колечко. Которое никак не уничтожить. Которое неизбежно овладевает тем, кто его носит и приводит к гибели носителя. Которое вытягивает из души носителя любовно-сентиментальное «моя прелесть!», и как бы он ни мучился с кольцом, но расстаться с ним не может.

Это ведь об институте брака. И тут одно из двух - либо стоит этот институт сжечь в пламени Огненной горы и заменить его чем-то иным ( что постепенно и происходит в мире), либо изменить традиционную форму обручального кольца.

мир удивителен

***

И день хорош. И небо голубо.
И ветерок почесывает кроны.
И боли нет, потери и урона,
И я иду по-прежнему с тобой.
Издалека часов спокойный бой.
Раскормленные голуби лениво
Взлетают, покружат над головой
И вновь садятся дружным коллективом.

Мы говорим, смеемся. Нам легко.
И внятно всё: созвездья и глубины,
И хлопоты жуков и барсуков,
И гад подводный ход, и сход лавины,
Мы часть всего созданья, с ним едины
В сплетении мгновений и веков.

Всё это нужно было для того,
Чтоб нас свести во времени и месте,
Здесь и сейчас. И вот теперь мы вместе,
В Его ладонях, замыслом Его,
Защищены Им сотворенным Раем…

… Но ночь крошится вместе с птичьим граем,
Встает рассвет. И нету ничего.
мир удивителен

Маяковский

88 лет назад, 14 апреля 1930 года, Владимир Маяковский одним выстрелом в сердце покончил с паутиной, из которой уже не чаял выбраться... Предсмертную записку он написал за два дня до этого, носил ее в кармане.

ВСЕМ
В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста,
не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил.
Мама, сестры и товарищи, простите - это не способ
(другим не советую), но у меня выходов нет.

Лиля - люби меня.

Товарищ правительство, моя семья - это Лиля Брик,
мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская.
Если ты устроишь им сносную жизнь - спасибо.
Начатые стихи отдайте Брикам, они разберутся.

Как говорят-
"инцидент исперчен",
любовная лодка
разбилась о быт.
Я с жизнью в расчете
и не к чему перечень
взаимных болей,
бед
и обид.

Счастливо оставаться.

Владимир М а я к о в с к и й.
12/ IV -30 г.

Стараниями Лили Брик последняя сердечная привязанность Маяковского, Вероника Полонская, исчезла из опубликованной записки, мы в юности вообще не знали о Веронике - только о Лиле, маме и сестрах.

Это поколение сняло для себя запрет на самоубийство, наоборот, смерть привлекала, соблазняла, была окрашена в романтические тона. Самоубийства в начале века были в моде.

Та же Лиля четырежды за жизнь пыталась покончить собой, последняя попытка - в 87 лет, после перелома шейки бедра - удалась.

Но к 1930 году обаяние смерти поуменьшилось - слишком многих романтиков приводили к ней люди в кожанках, "горячее сердце, холодная голова, чистые руки". Так что Маяковский принял свое решение по причинам, далеким от романтизма.

О Лиле Брик писали и пишут много и часто гневно, м.б. где-то заслуженно.
Но не отнять того, что она была неординарным человеком, бесконечно привлекательной для мужчин женщиной. Она была музой и мукой Маяковского. Мы можем жалеть Маяковского-человека, которого бросали из пламени в лед и обратно, но поэту эти муки были только на пользу - клещи страдания вытягивали из его души гениальные стихи.

Нежные, милые женщины его не привлекали, ему нужна была эта мучительница, эта любимая ведьма.

Я не согласна с Александром Городницким, но сама песня мне нравится. И хорош видео-ряд, что бывает очень редко.

Collapse )
мир удивителен

Подарки (песенка)

Все подарки по жизни – сюрпризы,
Вроде, россыпь грибов под осиной.
Занавеска колышется бризом,
Светят синие свечки люпинов.

Все подарки по жизни – задаром.
И совсем не за то, что отличник,
Не за то, что щенка из пожара
Спас, поддавшись душевному кличу.

Ни за что – тебе юность, беспечность,
Бег свободный по кромке прибоя,
И с друзьями чудесные встречи,
И твои золотые любови.

Просто так, безвозмездно, на шару
Щедрой дланью, с запасом, с запахом
Ты пожалован редкостным даром
Наслаждаться Рембрандтом и Бахом.

Но –увы - неизбежна минута,
В штопор резко свернется прямая,
От тебя ни за что почему-то
Дар за даром назад отбирают.

И ты станешь метаться, как мошка,
И вопить: «Я-то в чем виноватый?!»
А придется отдать всё до крошки,
То, что было так радостно взято.
мир удивителен

Лиза Штрамбранд / «двойной бекар» /

От вчерашнего потрясения до сих пор не могу отойти. Вымотанная и одновременно просветленная после двух отделений ее концерта, я вернулась домой и стала слушать всё подряд, что нашла в ю-тьюбе ( не так уж и много).

Что же в ней такое, в Лизе?

Исключительная музыкальность, гитара ее поет и разговаривает. Но это случается.
Замечательный, сильный, гибкий голос. И это бывает. Девушка, поющая под гитару. Да их сотни тысяч!

А Лиза – единственная. В фильме «Старшая сестра» молодой режиссер говорит: «В ней есть самое редкостное, бесценное в нашей профессии – ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ». Это о Лизе.

В ней нет никакой эстрадности, легкого заигрывания с публикой – мол, я вас сейчас развлеку, вам понравлюсь, а вы мне похлопайте. В тот момент, когда начинается песня, зал для нее исчезает. Она вся в том, что поет, это такое напряжение страсти, отчаяния, которые где-то рядом со смертью. Она сжигает себя дотла в каждой песне с каким-то немыслимым бесстрашием, с обнажением всех нервов – то, что мы обычно прячем под всякими масками – иронии, спокойствия – из самозащиты. У Лизы никакой самозащиты. Этим гордым, яростным самораскрытием, самоуничтожением она мне напомнила Марину Цветаеву.

Фамилию Штрамбранд можно перевести как «крепкий меч», «сильный пожар» или «горящая земля». Это о ней – точной, поражающей слушателей в самое сердце и сгорающей до серого пепла в собственном пожаре.

Но Лиза, способная покорить любую аудиторию, не первый год поет по домашникам, по клубам, по КСП-шным слетам… Отчего же не нашелся еще умный антрепренер, который бы понял, что на этой девочке можно сделать большие деньги, - и раскрутил бы ее, снял бы для нее большие залы, устроил бы гастроль по разным странам?

Я очень-очень надеюсь, что такой человек найдется!

Не могу не отметить игру замечательного, универсального музыканта Наума Шика, который работал вместе с Лизой.

Collapse )