Category: семья

мир удивителен

«КОРОНА»

Сериалы смотрю очень редко, они – пожиратели времени и обычно оставляют после себя пустоту, хотя есть единичные исключения.

Но когда валяешься в соплях, кашле, с чугунной башкой и змеиной температурой 34,7, и строчки в книге расползаются, как червяки из дырявого мешка, то сериал – это самое то.

История нынешней королевской семьи, начиная с помолвки принцессы Елизаветы, будущей королевы Англии, с принцем Филиппом излагается подробно, увлекательно и по-английски добротно, с короткими реминисценциями в прошлое.

Типажи актеров в основном очень похожи на прототипы, диалоги умны, весь антураж времени: костюмы, детали быта, прически, техника – переданы скрупулезно и любовно, как это делают англичане. Играют все прекрасно, особенно мне понравилась Клэр Фой в сложнейшей роли Елизаветы и великолепный Джон Литгоу в роли Черчилля. Похоже, что лорд Уинстон таким и был.

Нам последовательно показаны политические события, международные конфликты, в которые втянута Англия и королевская семья. А это всё, кроме пятидесятых годов – уже мое время, так что смотреть это особенно интересно, ощущаешь себя маленьким экспонатом в музее истории, ведь практически всё помнишь!

Я пока что в начале второго сезона и не уверена, что досмотрю всё до конца – выздоравливать пора!

Но поделюсь промежуточными соображениями. Все персонажи – умные и сложные личности, чем очень привлекают. У каждого свои скелеты в шкафу. Плетенка непростых и меняющихся отношений всех членов августейшего семейства со всеми завязана в большую политику и перегруженную этикетом и жестким протоколом дворцовую жизнь.

Collapse )
мир удивителен

Бабушка - 5

(последняя часть)

После войны дед Самсон Львович возглавил группу инженеров, работавших над проектом "Новая усовершенствованная система водоснабжения и канализации Ленинграда". Защита проекта прошла блестяще. Кто-то из членов Учёного совета сказал:

– Вы все здесь профессора, а Разумовский – новатор и академик в своей области!

А потом вдруг проект притормозили. И выползло страшное слово "вредитель". Это был смертный приговор, ведь кампания "борьбы с космополитизмом" мощно набирала обороты.

Знакомые перестали звонить, а при встрече отшатывались на другую сторону улицы. Дед не мог есть, спать и ежеминутно ждал ареста. Москва затребовала проект на перепроверку, а потом вызвала всех его участников на повторную защиту.

Collapse )
мир удивителен

Бабушка - 3

(С приезда в Петроград в 1913 году и до Второй мировой войны)

В Петербурге семья Шпиро поселилась в большой квартире при заводе на Малом Резвом острове. Бабушка, окончившая гимназию, начала выезжать в свет. У нее появился постоянный поклонник, Михаил Ф. Он чуть ли ни ежедневно приходил к Шпиро, считался женихом. Макс и Фанни смотрели на него одобрительно – положительный, серьезный молодой человек, явно любит Толю, дело шло к свадьбе.

Но в роман вмешалась Первая мировая война – Михаил получил повестку в армию. Толя грустила, утратив преданного поклонника, и Фанни повезла дочь развеяться в знакомый дом. Там был гость, инженер Самсон Разумовский – пожилой, как решила восемнадцатилетняя Толя – ему было двадцать семь лет.

Высокий молчаливый блондин весь вечер не сводил глаз с кареглазой болтушки и хохотушки и напросился проводить барышню и ее маму до дома. Роман развивался стремительно. Дедушка и бабушка служат наилучшей иллюстрацией поговорке, что противоположности сходятся. Он – интеллектуал, трудоголик и нелюдим. Она – белоручка, обожавшая общение и болтовню. Они прожили в любви и согласии полвека, преодолевая вместе всё, что посылало им щедрое на пакости время – террор, блокаду, «борьбу с космополитизмом», нищий советский быт…

Collapse )
мир удивителен

Бабушка -2

(продолжение рассказа о Т.М. Разумовской, в девичестве Шпиро)

Еще немного о польском периоде ее жизни.

Два брата бабушкиного отца, Маркус и Исаак Шпиро, были процветающими банкирами в Варшаве. Их банки и богатые дома стояли на центральной Маршалковской улице.

Бабушка любила гостить у дядьев и дружила с дочерью Маркуса, своей ровесницей и тезкой – ту тоже звали Толей.

Однажды, приехав в Варшаву на каникулы, бабушка увидела у Толи на пальце колечко со сверкающим камнем. И ей страстно захотелось такое же! Просить напрямую она считала неудобным, а потому изобрела обходной путь: целый день, так или иначе, заговаривала о кольцах. «Ах, какое колечко я видела в витрине!» - твердила она с утра. Притом, всё время ходила надутой, показывая, какая она бедная-несчастная. И добилась своего – дядя купил ей колечко! «В общем, я отвратительно себя вела! – говорила бабушка, посмеиваясь при этом. – И как мне не было стыдно так выцыганивать колечко!»

В том же доме у дяди бабушка выпендрилась еще раз. Для обеих девочек, учившихся уже в старшем классе гимназии, были куплены билеты на гастрольный спектакль Петербургского драматического театра. Гимназисткам тогда категорически запрещалось посещать театры, и бабушкина сестра Толя надела на выход нарядное платье. А бабушка вдруг заупрямилась и сказала, что пойдет только в гимназической форме!

Collapse )
мир удивителен

Тетя Соня

Софья Самуиловна Тропп, в недолгом замужестве Сладкина - муж Иосиф погиб во время погрома. Старенькая мамина тетя, с которой мои родители съехались из двух коммуналок, когда мне был год. Получилась маленькая, но отдельная квартира в центре Ленинграда – немыслимая роскошь по тем временам.

Помню ее очень хорошо. Она меня обожала, баловала, называла «мáмеле». У нее на комоде стояла ее молодая фотография – стройная еврейская красавица, и еще – предмет моей детской зависти и восторга – белый страусовый веер, планки были из серебра, единственная дорогая вещь, сохраненная в нищенской советской жизни.

Collapse )
профиль

Я - везучая!

Мне частенько доводилось слышать в жизни: "Тебе-то хорошо! А у нас три машины на семью - ты представляешь, какой это расход? И сад - ты ведь и не знаешь, сколько нынче берут садовники за работу!"

Я всегда радостно и искренне подтверждаю: мне-то хорошо!
мир удивителен

7 ноября

Этот день нынче отмечают только зюгановцы… и наша семья.

Потому что свадьба моих родителей праздновалась именно в этот день. И на то были свои причины.

Мамин отец, Н.И. Богомяков, был арестован в 1938 и получил 10 лет лагерей и еще 10 «по рогам», то есть он оставался поднадзорным: ему запрещалось жить в ряде крупных городов, и он обязан был ежедневно отмечаться в местной милиции.

Так вот, мои родители устроили свадьбу 7 ноября, когда праздник приплюсовывался к выходному дню, и у деда была возможность тайно приехать из-под Мурманска в Ленинград на свадьбу дочери.

Так что мы отмечаем 7 ноября годовщину свадьбы родителей и маленькую человеческую победу над волчьим режимом.

Сегодня мы с мамой, сестрой и моим сыном чокнемся за это по Скайпу!

Папа и мама, начало 60-х.
Collapse )
nos1

Пятница. 13-е

А ну-ка, сёстры, мётлы наголо!
Распустим патлы, сбросим, к чёрту, шмотки,
Совпали день недели и число,
И нас труба зовёт на слёт, красотки!

Сегодня не удержат нас в дому
Семья, друзья, долги, набор приличий,
Мы толпами уносимся во тьму
На вольных мётлах, как велит обычай.

Мужья, усните, просим вас добром,
Не просыпайтесь до исхода ночи!
Вы думали, что это близкий гром?
Нет, это мы над крышами хохочем.

Заботам, кухне, хлопотам – шабаш!
Мы дружно улетаем на шабаш!
она же

Совсем не типичная история. Ко дню Холокоста

Ночью мама отнесла пятилетнюю Ентеле на ближайший хутор. Хозяйка, литовская крестьянка, взяла девочку, дочку сельских учителей. Взяла, хотя своих в доме мал мала меньше. Взяла, хотя каждый день объявляли по всем ближайшим деревням, что каждый, кто поможет евреям, будет уничтожен вместе со всей семьей.

Что было дальше с родителями девочки — это как раз очень типично для времени, и мой рассказ не об этом. Ентеле осталась на хуторе. Но соседи, как всегда, всё знают. И периодически докладывали в гебитскомиссариат, что доме прячут еврейку. Но когда приходили с облавой, девочка пряталась. В отхожем месте, под доской. И всё было хорошо.

Но однажды дети заигрались, и спрятаться Ентеле не успела. На хутор пришли местные литовские полицаи под командованием немецкого офицера. Всё семейство выгнали во двор.

И вот стоит литовская крестьянка, а рядом пять её детей, от тринадцати — до трёх, все белоголовые, голубоглазые. И среди них чёрный смуглый воронёнок — Ентеле.

Офицер посмотрел на них, посмотрел. И сказал: «Ну, до чего же люди подло врут! Ведь девочка — вылитая мать!»

И все ушли.

Эта Ентеле, когда выросла, стала женой моего троюродного дяди. Так что это, можно сказать, часть истории моей семьи.
она же

Мой прапрадед Яков Берман

Когда я писала, на основании семейных рассказов, пост о своем прадеде Максе Шпиро , я была уверена, что дошла до истоков, и о более ранних поколениях семьи никаких сведений не сохранилось.
Но вот несколько дней назад, в энциклопедии о первых еврейских поселенцах, живших в Палестине в конце XIX века, я наткнулась не только на статью о Максе Шпиро (что дало мне возможность подправить свой текст), но и о тесте Макса, Якове Бермане, моем прапрадеде,о котором я знала только то, что он был одним из основателей Хадеры.

Здесь можно прочесть статью о Бермане на иврите, стр. 1348

В переводе, который сделал мой сын, с небольшой моей помощью, мы постарались передать цветистый, ветхозаветный язык оригинала – тот иврит тридцатых годов, на котором уже никто не говорит и не пишет сегодня.

235.99 КБ
Яков Берман

«Родился в Белостоке, область Гродно, в 5606 (1846), от отца Дова.
Получил традиционное образование в хедере и ешиве. Женился на Хаве, дочери Хаима Бройда.
Был крупным купцом в Поневеже, что в Литве.

Однажды он поехал в Лейпциг с Яковом Гиндиным (одним из основателей рижского сообщества, которое скупило часть земель Хадеры), и тот предложил ему посетить Палестину, и так он и сделал, и так пришлась ему эта страна по душе, что решил он не возвращаться к своим делам в Россию, а написал жене, чтобы та ликвидировала его дела и приехала с семьёй.

Выехал вместе с Нахманом Рамом в Вену и приобрёл оборудование для фабрики, чтобы производить спички и венские стулья, с гнутыми спинками. По договору, Нахман Рам стал исполнительным директором этой фабрики, а этот [Берман], держателем основного капитала и директором по торговой части. Пятого тишрея 5650 [5.09.1889] они прибыли со всем оборудованием в Яффо и основали спичечную фабрику. Но не смогли доставить в Палестину материалы, необходимые для работы, и поэтому были вынуждены продать станки на Кипр, и потеряли на этом около 10,000 рублей.

Неудача эта не привела Бермана к разочарованию от страны, так как он сразу нашёл другое дело для вложения в него капитала: в то время началось основание Хадеры, и он приобрёл там 550 дунамов [1дунам = 1000 кв.м.] земли для развития разнообразного хозяйства в широких масштабах.
Между тем, в Палестину приехали его жена и восемь дочерей, из них одна замужняя, ([ещё] две замужние дочери остались за границей), и осели вначале в Яффо, где умерла одна из дочерей.

(Арабы в Яффо называли его абу банат – отец дочерей, и абу масари – отец денег, ибо был он владельцем большого капитала, около ста тысяч рублей).

Когда он приобрёл землю в Хадере, он переселил семью временно в Зихрон Яаков, а он сам поселился с другими первыми поселенцами в хане [караван-сарае], и после того, как построил бараки, привёз семью в Хадеру. После этого построил дом и сельскохозяйственные постройки щедрой рукой, и приучил своих дочерей доить и заниматься всеми домашними и сельскохозяйственными работами, и намеревался выдать их замуж за рабочих, чтобы те стали крестьянками в земле Израиля.

Многие тогда страдали от разных видов лихорадки, которая загубила многих из основателей Хадеры. Четыре дочери умерли, и также его маленький внук. Он [сам] держался, несмотря на болезни и бедствия, но как-то упал с лошади, сильно разбился и скончался в Хадере 16-го сивана 5658 [06.06.1898]

После его смерти оставшаяся часть семьи покинула Хадеру.
Его потомки: 8 дочерей и два сына. В живых осталась только одна дочь [на момент написания статьи] – Фанни, жена д-ра Моше (Макса) Шапира (первого врача в поселении Хадера в 5652 году [1892], статья о нём на иврите в энциклопедии первых поселенцев, стр. 1151.